Главная    Интернет-библиотека    Маркетинг    Маркетинг в сфере образования    К определению содержания образовательной услуги

К определению содержания образовательной услуги

К определению содержания образовательной услуги

Опубликовано в журнале "Маркетинг в России и за рубежом" №3 год - 2005

Кожухар В.М.

Структурные сдвиги в национальной экономике, обусловленные ее переходом на рыночные рельсы, возбудили интерес экономистов к рынку услуг, самому феномену услуг, в том числе образовательных, которые «выражаются в обучении потенциальных (будущих) и нынешних работников» [2, с.35]. Об этом свидетельствуют многочисленные публикации последних лет, относящиеся к рассматриваемой теме, например, [1; 2, с.34—41]. Между тем понятийный аппарат этой сферы экономики пока не сформировался. Это видно, в частности, из определения услуг вообще: «Услуги как товар нематериальны, неотделимы от производителя, несохраняемы и не обладают постоянством качества... Услуга как товар потребляется в тот момент, когда она и производится» [3, с.51], а также образовательных, приведенного в [2, с.35]: «Они представляют собой систему знаний, информации, умений и навыков, которые используются в целях удовлетворения разнообразных образовательных потребностей личности, общества, государства». Очевидным, но не единственным недостатком этой дефиниции выступает неопределенность как субъекта услуги (ее пассивный, явно нерыночный, «самообслуживающий» характер), так и ее предмета. Такое определение вполне может подойти и к библиотечной услуге. Работники библиотек несомненно обладают соответствующими умениями и навыками. Менее очевидным, но не менее существенным недостатком этого определения является неопределенность формы образования. Представляется бесспорным, что экстерны удовлетворяют свои образовательные потребности без чьих-либо одноименных услуг и, как правило, успешно проходят государственную аттестацию.

Столь же неопределенны, а то и противоречивы отмечаемые особенности этих услуг. Образовательные услуги выступают «в форме деятельности и не оставляют видимого, вещественного продукта. Образовательные услуги неосязаемы. Их нельзя увидеть, потрогать, попробовать на вкус» [2, с.37]. «И хотя образовательные услуги нередко воплощаются в материальном продукте (программе, учебнике, методическом пособии и т.д.), он служит лишь ... вещественным носителем этих услуг» [2, с.36]. И далее: «не следует отождествлять комплекс образовательных услуг, предоставленных обучающимся, с тем комплексом знаний, умений и навыков, которые ими приобретены ... образовательные услуги, а не знания, умения и навыки выпускников являются продукцией образовательных учреждений» [2, с.35]. Категоричность последнего утверждения обосновывается в общем логичной посылкой, что знания, умения и навыки обучаемых — продукт труда не одних педагогов, а интегрированного труда педагогов и учащихся. Это тот самый, по нашему мнению, случай, когда вместе с водой выплескивают и ребенка.

Единственный рациональный, по нашему мнению, момент последней выдержки состоит в том, что из нее явствует интуитивное авторское разграничение между оказанной (предоставленной) и потребленной (использованной) услугой.

Учитывая показанную приведенными выдержками туманность бытующих представлений о существе и особенностях образовательных услуг, напомним, что услуга, в общем случае, представляет собой определенную работу (предмет услуги), выполняемую кем-то (субъект услуги) вместо и в пользу кого-то (объект услуги). Таким образом, услуга — это работа, рассматриваемая (выступающая) в рыночной экономике как товар и характеризуемая тремя отмеченными моментами (субъект — объект — предмет). Именно процессуальный характер (работа!) товара выделяет сферу услуг из других секторов экономики, для которых характерен вещной (предметный) характер товара. Такое определение услуги хорошо согласуется с приведенным в работе [5, с.117] определением: «Услуга — это изменение состояния лица или товара, принадлежащего какой-либо экономической единице, происходящее в результате деятельности другой экономической единицы с предварительного согласия первой».

Эта особенность услуг вовсе не исключает, а наоборот, необходимо предполагает материализацию, овеществление результатов услуги (работы). Результаты услуг зачастую могут накапливаться (аккумулироваться) по следующей друг за другом совокупности услуг и в конечном счете превращаться в товар. Таковыми являются, например, услуги, оказываемые заказчикам строительными организациями разной специализации, превращающиеся в итоге в законченную строительную продукцию — здание, сооружение. Последние могут быть предложены рынку как товар, т. е. в предметном виде.

На рынке же услуги представляются и подтверждаются как вполне проверяемая потенциальная способность (возможность) выполнить определенную работу, например образовательную. Услуга концептуально может иметь три различные формы: рыночную (потенциальную), процессуальную и опредмеченную, последовательно сменяющие друг друга. В связи с этим совершенно беспочвенными являются утверждения о неосязаемости услуг, даже в рыночной, не говоря уже о других формах. Вряд ли кто-то решится утверждать, что сидя в парикмахерской и наблюдая в зеркало за действиями мастера, он не видит результатов его услуги. Другое дело, что в некоторых видах деятельности, в частности в образовании, предмет труда неочевиден (но вполне осязаем!). И, добавим, неосознан до конца даже наукой.

Попутно отметим, что на рынке услуг предлагается производственный аппарат определенного вида, потенциально способный выполнять различные работы как в сфере материального производства, так и в сфере услуг. И этот рынок тем самым принципиально отличен от вещных рынков двух других видов производственных ресурсов, а именно рынков средств и объектов (предметов) труда. При этом рынок конкретных услуг, в том числе образовательных, является вместе с тем и рынком конкретного труда. Образовательный труд на этом рынке предлагается в сопровождении специфического «шлейфа», обусловленного его особенностями и сложностью и содержащего информацию об используемых образовательных технологиях, ступенях, направлениях (специальностях), формах обучения, статусах образовательных учреждений и т.д.

Известные трудности в определении существа образовательной услуги обусловлены недостаточным осознанием педагогическими наукой и практикой предмета образовательного труда, т.е. того аспекта обучаемого (как объекта этого труда), на которого направлено образовательное воздействие. Таким предметом является исходная социально-психологическая структура личности обучаемого, выражающаяся определенной совокупностью (набором) знаний, умений, навыков, предпочтений, интересов, мотивов, ценностных установок и т.д. Эта исходная структура вследствие успешного образовательного (информационного) воздействия чаще всего изменяется сообразно образовательным целям. Обучаемый в результате произведенных структурных изменений обладает новыми, ранее отсутствовавшими свойствами. Таким образом, новая, целесообразно измененная образованием социально-психологическая структура личности и является продуктом образовательного труда. И тот факт, что структурные преобразования существенно зависимы от субъективных факторов как со стороны педагога, так и со стороны обучаемого и носят вероятностный характер, не изменяет сути и, увы, не упрощает существа образовательной услуги.

Социально-психологическая структура личности обучаемого ни в исходном, ни в производном (целесообразно измененном) вариантах не наблюдается даже «вооруженным» глазом. Производимые в ней изменения не «очевидны». Тем не менее они опредмечены и, при желании, вполне осязаемы путем, например, различного рода и глубины тестирования (в частности, экзаменирования). Таким образом, под образовательной услугой (в процессуальной форме) понимается работа отдельного педагога или педагогического коллектива, направленная на целесообразное (предварительно запрограммированное) изменение социально-психологической (в частных проявлениях — профессиональной, квалификационной и т.д.) структуры личности обучаемого. Наряду с основным образовательным трудом (и, соответственно, основными образовательными услугами), непосредственно связанным с воздействием на названную структуру обучаемого, объективно существует вспомогательный, выражающийся в подготовке учебно-методических материалов, обеспечении ими обучаемых и т.д. Это, а также наличие ранее упомянутого «шлейфа» и его составляющих предопределяет выделение комплексов образовательных услуг, ориентированных на определенные контингенты обучаемых. Частным случаем при этом рассматривается самообразование.

В ряде работ в качестве специфических особенностей образовательных услуг отмечаются такие, как неотделимость от педагога, принадлежность к общественным благам. Для этого, по нашему мнению, нет достаточных оснований. Опредмеченная форма образовательной услуги, как было показано, естественно отделяется от педагога. Преобразованная социально-психологическая структура обучаемого — его неотъемлемая составляющая. Образование, и это подтверждается его платностью, — не общественное благо. В качестве заслуживающей упоминания особенности образовательных услуг является специфичность связи с правом собственности. В процессе обучения может постигаться и усваиваться чужая интеллектуальная собственность. Однако при этом не предполагается перехода к обучаемому каких-либо прав на нее. Другими словами, передача (получение) знаний не сопровождается передачей собственности на них, так как знание — действительно, общественное благо. Правда, вследствие образования могут возникать другие права, например потенциальное, на занятие определенной должности. Во всяком случае результаты (следствия) услуги, в какой бы форме они не проявлялись, принадлежат обучаемому.

Подводя итог сказанному, можно отметить, что результаты образовательных услуг, вопреки расхожим утверждениям, если и не всегда материальны, то всегда опредмечены, вполне осязаемы, отделимы от производителя; они не только не потребляются в момент оказания, но сохраняемы и могут использоваться еще долго после момента оказания.

ЛИТЕРАТУРА

1. Панкрухин А.П. Маркетинг образовательных услуг// Маркетинг в России и за рубежом. — 1997. — № 7—8. — С.79—85.

2. Щетинин В.П., Хроменков Н.А., Рябушкин Б.Г. Экономика образования: Учеб. пособ. — М.: Рос.пед.агент., 1998. — 306 с.

3. Новаторов Э.В. Особенности стратегии сбыта и дистрибьюции услуг // Маркетинг в России и за рубежом. — 2004. — №4. — С. 50—60.

4. Добрыднев С.И. К вопросу определения продукта вуза // Маркетинг в России и за рубежом. — 2004. — №4. — С. 26—31.

5. Сухоруков М.М. К вопросу об определении понятия «услуга» // Маркетинг в России и за рубежом. — 2004. — №4. — С. 117—126.

Также по этой теме: