Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Стратегический менеджмент    Предпосылки формирования и тенденции развития современных организационных форм

Предпосылки формирования и тенденции развития современных организационных форм

Предпосылки формирования и тенденции развития современных организационных форм

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №3 год - 2008

Крупорницкая И.А.,

канд. экон. наук,
доцент кафедры
международных
экономических отношений,
Мурманский
государственный
технический университет

 

Конец XX в. и начало XXI в. ознаменовались зарождением и быстрыми темпами развития постиндустриального общества и неоэкономики. Основными чертами нового этапа мирового развития являются нарастающие темпы глобализации, транснационализации и интеграции.
Глобализация охватила все стороны общественной жизни – политику, экономику, культуру, науку, образование, сферу межличностных отношений, прежде всего экономики ТНК (транснациональные корпорации) являются важнейшей движущей силой процессов глобализации во всем мире.

К сожалению, до сих пор не сложилось общепризнанного понятия транснациональной корпорации. Термин «транснациональная корпорация» появился в международном обороте в середине 70-х годов прошлого века. В течение ряда десятилетий многие экономисты-международники и политологи изучали проблемы развития международных монополий, причем для большинства авторов ключевыми были две проблемы: как образуются и растут фирмы с международным характером интересов и, соответственно, операций и каков спектр последствий деятельности таких хозяйственных образований для экономики, политики, социально-политической жизни стран, которых это прямо или косвенно касается.

При определении категории «транснациональная корпорация» авторы (как отечественные, так и зарубежные) именно международные операции выделяют как основной признак формализации ТНК. «Транснациональная корпорация – фирма, осуществляющая прямое зарубежное инвестирование» [1]. Аналогичное определение дает Э.А. Грязнов: «ТНК определяется как фирма, владеющая или контролирующая производственные активы в двух или более странах» [2].
В современном экономическом словаре приводится расширенное определение, в котором указывается признак зарубежной деятельности как основной: «Транснациональная корпорация – фирма, корпорация, осуществляющая основную часть своих операций за пределами страны, в которой она зарегистрирована, чаще всего в нескольких странах, где имеет сеть отделений, филиалов, предприятий» [13]. Политический подход к определениюТНК был бы справедлив в середине XX в., однако современные тенденции функционирования ТНК внесли лепту в формирование данной категории.

В многочисленных работах термин «транснациональная корпорация» рассматривается как синоним монополии. Но от прототипов начала ХХ в. транснациональные компании отличаются размерами функционирующих капиталов и разнообразием операций. Если в начале ХХ в. компании-миллиардеры (даже по обороту) исчислялись единицами, то к концу века пропуском в «клуб ТНК» служил минимум двух-трехмиллиардный (в долларах США) оборот и четырех-пятимиллиардная стоимость активов. При расширении общих масштабов хозяйствования фирма может действовать не только как монополист, не только реализовывать собственную прибавочную стоимость, но и изымать часть прибавочной стоимости других корпораций и доходов в размере, обеспечивающем ей монопольную прибыль.

В то время как ТНК США занимают доминирующие позиции в ряде отраслей западно-европейской промышленности, корпорации Старого Света пока не приблизились к аналогичному положению в американской экономике даже на уровнях ее подотраслей, несмотря на примерное равенство общих объемов их взаимных прямых капиталовложений. Иначе говоря, завоевать монополию в интернациональном масштабе даже при современных размерах ТНК гораздо труднее, чем на национальном. Поэтому нельзя согласиться с авторами, которые оперируют терминами «транснациональная корпорация» и «транснациональная монополия» как синонимами. Такой подход снимает сущностное содержание монополии как категории экономической теории.

На уровне мирового хозяйства выросло международное производство, по масштабам оборота превосходящее международную торговлю в ее традиционном понимании. Такое международное производство присуще именно ТНК и составляет их «внутренние рынки», основанные на динамично растущих прямых иностранных инвестициях. В результате отмечается «искривление» потоков международной торговли (международные фирмы не реагируют на разницу цен мирового рынка).

В Энциклопедии банковского дела и финансов отмечается, что под названием ТНК «фигурируют гигантские компании, занятые в производстве или торговле и являющиеся действительно транснациональными по размаху своей деятельности и, как утверждается, международными по своей политике и воззрениям, в отличие от национальных компаний, которые в своих операциях ограничены и ставят во главу угла «национальные интересы и политику» [3].

Наиболее справедливым представляется определение ТНК, данное Е.В. Ленским и В.А Цветковым [5]: «Под ТНК понимаются предприятия (финансово-промышленные объединения), которым принадлежат или которые контролируют комплексы производства, или обслуживания, находящиеся за пределами той страны, в которой эти корпорации базируются, имеющие обширную сеть филиалов и отделений и  занимающие ведущее положение в производстве и реализации того или иного товара».

На основании данных определений можно сделать вывод о необходимости присутствия экономической составляющей в определении категории «транснациональная корпорация».

При ООН с 1974 г. действует Комиссия по транснациональным корпорациям, основная задача которой – выработка рекомендаций, кодекса функционирования данных объединений. Первым международным документом в этой сфере стали «Руководящие принципы для многонациональных предприятий Организации экономического сотрудничества и развития», принятые в 1976 г. правительствами стран – членов ОЭСР и касавшиеся различных аспектов деятельности транснациональных корпораций, включая обнародование информации, конкуренцию, многие промышленные, научно-технические и кадровые вопросы.

ООН долгое время относила к ТНК фирмы, имевшие годовой оборот, превышающий 100 млн дол., и филиалы не менее чем в 6 странах. В последние годы было сделано уточнение, что о международном статусе фирмы свидетельствует такой показатель, как доля продаж, реализуемых за пределами страны-резидента.

Принятые в мировой практике принципы регулирования ТНК следует учитывать в новой системе отношений, правообеспечивающей создание и деятельность транснациональных корпоративных структур на постсоветском пространстве. Начало формированию такой системы было положено заключением 15 апреля 1994 г. Соглашения о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых и смешанных транснациональных объединений, подписанного главами правительств всех государств–участников СНГ [6]. В международной деятельности ТНК можно выделить три звена – политическое, правовое и экономическое. Они взаимосвязаны. Не замечать этой связи было бы методологической и практической ошибкой.

При оценке деятельности тех или иных международных компаний можно придерживаться следующих понятий:

- многонациональная корпорация – международная компания, объединяющая национальные компании ряда государств на производственной и научно-технической основе, характеризуемая наличием многонационального акционерного капитала и многонационального управляющего центра;
- транснациональная корпорация – национальная компания с зарубежными активами и производственно-хозяйственной и торгово-сбытовой деятельностью, выходящей за пределы одного государства; при этом контрольный пакет акций преобладающей компании принадлежит представителям страны-учредителя, а филиалы и дочерние компании могут быть смешанными предприятиями с национальным участием.

Все же наибольшее распространение получило понятие «транснациональные корпорации». В настоящее время под контролем ТНК находится 90% мирового рынка пшеницы, кофе, кукурузы, лесоматериалов, табака, джута и железной руды; 85% рынка меди и бокситов, 80% чая и олова, 75% бананов, натурального каучука и сырой нефти [7].

ТНК – это в основном высокодиверсифицированные компании. В группе 100 ведущих промышленных фирм Великобритании многоотраслевыми являются 96, в Германии – 78, во Франции – 84, в Италии – 90. По данным ЮНКТАД, более половины компаний из числа 50 ведущих ТНК развивающихся стран находятся в Азии, остальные – в Латинской Америке. По числу компаний, входящих в 50 крупнейших ТНК развивающихся стран, лидирует Китай (18% их общего числа), Южная Корея (16%), далее – Мексика (14%), Бразилия (12%), Гонконг (10%), Сингапур (8%), Тайвань (2%). Что касается отраслевой структуры 50 ведущих ТНК развивающихся стран, то доля диверсифицированных фирм составляет 18%. Среди них компаний пищевой промышленности –12, электроники –10, строительства – 10, металлургии –8% [8].

Наряду с ростом абсолютных финансово-экономических показателей интернационализации, возрастает доля зарубежных активов, доли численности занятых в зарубежных филиалах во всей численности занятых. Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в сферу производства и услуг существляются преимущественно ТНК. Ведущую роль как в экспорте, так и в импорте ПИИ играют ТНК развитых стран. Уже в течение многих лет около 3/5 ПИИ направляются в развитые страны и только 2/3 в развивающиеся. Важную роль в этом играют самые сильные экономические центры: США, Япония, ЕС, но в последнее время наметился рост ПИИ в развивающиеся страны. Если в первой половине 1980-х гг. среднегодовые объемы ПИИ в развивающиеся страны составляли приблизительно13 млрд дол., то в 2000 г. они достигли 240 млрд дол., в 2006 г. составили – 405 млрд дол. Самым крупным импортером инвестиций среди развивающихся стран является Китай, в последнее время также Южная Корея, Бразилия, Малайзия. Меняется и характер направления ПИИ. Раньше инвестиции направлялись только в сырьевые отрасли; сейчас в основном на развитие производства и завоевание местного рынка.

Среди экспертов по изучению проблем глобализации, ученых и глав правительств не сложилось четкого мнения по поводу оценки того или иного влияния ТНК на экономику стран. Не сформирована единая стратегия действий в условиях глобализации. Оптимистических взглядов на роль транснационализации придерживаются сами владельцы и топ менеджеры промышленных ТНК, а также стейкхолдеры стран с развитой рыночной экономикой. Одновременно растет число антиглобалистов, которые справедливо утверждают, что глобализация, объединяя мир, одновременно его разрушает.
Управляющие инвестиционных фондов и транснациональных корпораций с капиталом в миллиарды долларов парализуют национальные государства. Политики все быстрее осуществляют дерегулирование, опираясь в своих действиях на финансовую и промышленную элиту. Результатом неизменно являются очередные программы жесткой экономики и массовые увольнения [9].

Нельзя отрицать положительное влияние ТНК на развитие стран. Но развитие связано со все возрастающей неравномерностью распределения прибыли. Многие ученые предсказывают скорое разделение мира в пропорциях 20/80, когда 20% землян будут получать сверхприбыли за счет оставшихся 80%. Так, в последнее время, чрезвычайно увеличился разрыв между пятью богатейшими и пятью беднейшими странами мира: в 1960-х годах он составлял 30:1, в 1990-х – уже 60:1, в 1998 г. – 74:1 [10]. Богатые страны начинают жить еще богаче, а бедные еще беднее.

Преимущество положения материнской страны перед принимающими странами – тоже временное явление. Оно продлится до тех пор, пока в мировой экономике не станут преобладать многонациональные, глобальные корпорации, в которых центральная компания не принадлежит ни одной стране мира, а находится на наднациональном уровне. Уже сейчас растет волна недовольства со стороны жителей и правительств стран базирования ТНК. Выводя производства за границу, ТНК лишают граждан собственной страны рабочих мест, увеличивая безработицу и понижая уровень жизни. Кроме того, ТНК, набирая мощь, перестают зависеть от правительств собственных стран, превращаются в «подобные правительствам». Они располагают собственными дипломатами, задачей которых является установление отношений с руководством государств, и электоратом – собственными акционерами.

Развитие процессов транснационализации напрямую зависит от:

1) уровня развития корпоративных структур в стране;
2) степени и характера влияния государства на их формирование;
3) развития процессов интеграции между финансовым и промышленным капиталом.

Это подтверждает анализ особенностей формирования транснациональных корпораций в США, Японии, Корее, странах Европы.

Выбор американских ТНК как объекта для изучения мировых корпоративных структур не случаен. Он объясняется доминирующим положением американских ТНК на мировом рынке, их активной политикой экспансии, давней историей существования и развития. Кроме того, тенденции формирования и эволюции американских ТНК отражают общемировые тенденции развития процесса транснационализации. Из 500 крупнейших мировых ТНК 45% – принадлежит США, 29% – Европе, 14% – Японии и остальные 12% – прочим странам.

Большинство американских ТНК представляют группы предприятий холдинговоготипа. В этих структурах значительное влияние имеют банки или иные финансово-кредитные институты. Контактные отношения американских промышленных предприятий с коммерческими банками давно перешли в долгосрочные партнерские отношения. Американские холдинги – ТНК можно разделить на две группы. В первую группу входят те ТНК, которые строились на основе доминирующего влияния банка (Chase, Мorgan), во вторую те, что сконцентрированы вокруг промышленного предприятия (General Motors, General Electric). Это высокодиверсифицированные корпорации, построенные по принципу вертикальной интеграции.

Американские ТНК использовали различные механизмы выхода на внешние рынки, среди которых выделяется эволюционный путь развития. Подобная стратегия роста, характерная для американских ТНК в первой половине XX в., была обусловлена значительными размерами внутреннего рынка США. Но на современном этапе большинство динамично развивающихся компаний используют более агрессивный и быстрый способ интеграции в мировой рынок, основанный на сделках корпоративного контроля.

Большинство европейских ТНК построено на основе концернов. Главная отличительная черта европейских ТНК – постоянно падающий удельный вес собственников корпораций и привлечение собственных инвестиционных институтов или сторонних внешних инвесторов. Для германских ТНК характерна тесная связь банковских структур с промышленностью. Французским ТНК свойственно наличие в структуре финансового ядра, которое может выполнять роль центральной компании или выступать как холдинг.
Для японских и корейских ТНК, основанных на традиционных сюданах, кейрецу и чеболях, характерны крепкие семейные связи, которые и по сей день остаются главенствующими в развитии внутрифирменной структуры, иерархии. Для Южной Кореи характерна высокая концентрация производства и капитала. Наиболее известны корейские ТНК «Самсунг», «Дэу», «Хендэ», «Эл Джи». Это высокодиверсифицированные фирмы, тесно связанные с государством, которое и осуществляет их финансирование. Чеболи – это крупные конгломераты, построенные вокруг одной холдинговой компании.

В РФ не сложилось полноценных аналогов зарубежным ТНК. Некоторые эксперты и представители власти в качестве российских ТНК называют «ЛУКойл», «Газпром», «Сбербанк», «Татнефть». Но они не являются полноценными ТНК, поскольку имеют сырьевой характер экспорта, не производят добавленной стоимости, что характерно для большинства мировых ТНК.

Еще в период существования СССР среди хозяйствующих субъектов были предприятия, деятельность которых носила международный характер. «Ингосстрах» имел филиалы и представительства в США, Нидерландах, Германии, Франции, Великобритании, Австрии. «НафтаМосква» (бывший «Союзнефтеэкспорт») располагает дочерними предприятиями в Финляндии, Бельгии, Великобритании, Дании, Италии, Швейцарии, Германии.

Масштабы деятельности российских ТНК на Западе (если даже считать их ТНК) значительно меньше, чем иностранных ТНК на территории нашей страны. Наибольшая активность со стороны иностранных инвесторов по отношению к нашим предприятиям проявлялась во времена приватизации. Именно в этот период многие иностранные ТНК скупали наши предприятия по дешевке. Этому послужили отсутствие государственной стратегии проводимой приватизации и системы оценки реальной рыночной стоимости предприятий; высокая степень коррумпированности и бюрократизации аппарата власти. В таблице отражена доля участия иностранных акционеров в деятельности некоторых промышленных предприятий нашей страны [11].

ТНК, приходящие в нашу страну, выполняют важнейшую роль – увеличивают приток инвестиций. Так, ПИИ дают не только финансовый импульс, но и способствуют задействованию простаивавших производственных мощностей, создают новые рабочие места, развивают социальную инфраструктуру, приносят новые технологии, ноу-хау, новейшие методики управления производством, современные системы менеджмента и маркетинга. Поэтому главной задачей государства на сегодняшний день является привлечение иностранных инвесторов, создание благоприятного инвестиционного климата. И такая работа уже ведется. Объем инвестиций, поступающих в Россию, увеличился с 2004 г. по 2008 г. более чем в 10 раз. Но подобная тенденция не должна вводить в заблуждение. Например: в Китае объемы привлеченных ПИИ за 2004 г. составили 400 млрд дол., в Бразилии – 219 млрд дол., а в Мексике – 116 млрд дол. США [12] Только 1/3 инвестиций в России идет на развитие производства, в промышленность1.

Практически не инвестируют в отрасли промышленности, которые характеризуются высоким уровнем добавленной стоимости: информационные технологии, телекоммуникации, машиностроение, аэрокосмическая отрасль.

На мой взгляд, в условиях глобализации необходима следующая стратегия:
1. Единственно правильным выходом из ситуации, связанной с затяжным кризисом российской экономики и противоречивым влиянием иностранных ТНК и ПИИ на нашу страну, является создание собственного сильного корпоративного сектора экономики на основе интеграции финансового и промышленного капитала с преобладанием в нем конкурентоспособных промышленных транснациональных корпораций.
2. Мнение представителей государственных органов власти о том, что российским предприятиям необходимо сначала добиться стабилизации на внутреннем рынке, а потом думать о выходе на внешний является крайне вредным и даже опасным. Недооценка важности данного вопроса и дальнейшее затягивание его решения может привести к непоправимым последствиям для России:


1 Кроме того, значительная часть формально иностранных инвестиций – это частичный возврат российских средств, конвертированных через оффшоры. – Ред.


- увеличению научно-технического, производственного отставания России от развитых мировых  держав;
- утрате достигнутых позиций на мировом рынке продукции с высокой степенью   обработки (отрасли ВПК, аэрокосмические);
- восприятию России как сырьевого придатка мирового производства.
3. На основе изучения зарубежного опыта в ближайшее время российским про-
мышленных корпорациям предстоит осуществить коренную переориентацию структуры
экспорта в сторону производства продукции с высокой степенью обработки в целях по-
вышения своей конкурентоспособности на мировом рынке.

Литература

1. Экономическая энциклопедия. – М.: Экономика, 1999.
2. Грязнов Э.А. ТНК в России. Позиции крупнейших в мире транснациональных
корпораций в российской экономике. – М.: ООО «Фирма Инограф», 2000.
3. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический
словарь. – М.: ИНФРА-М, 1997.
4. Encyclopedia of Banking and Finance Charles J. Woelfel. – New York, 1998.
5. Ленский Е.В., Цветков В.А. Транснациональные финансово-промышленные груп-
пы и межгосударственная экономическая интеграция: реальность и перспективы. – М.:
АФП Еженедельника «Экономика и жизнь», 1998.
6. Реинтеграция постсоюзного экономического пространства транснациональных
финансово-промышленных групп в России / Общ. ред. Ю.Б. Винслава, С.С. Голубевой. –
М.: Российский экономический журнал, 1996.
7. Мазур И.И., Шапиро В.Д., Коротков Э.М., Ольдерогге Н.Г. Корпоративный менедж-
мент. – М.: Омега-Л, 2006.
8. UNCTAD, World Investment Report 2006, Transnational Corporations and Export
Competitiveness.
9. Мартин Г.-П., Шуман Х. Западня глобализации. Атака на процветание и демо-
кратию. – М.: ИД Альпина, 2001.
10. Романова А.Е. Перспективы формирования российских промышленных ТНК в
условиях глобализации: Диссертация канд. экон. наук: 08.00.05. – Краснодар, 2005.
11. Чернобылец А., Абезяев Д. Деньги приходят работать // Эксперт – Сибирь. 2004.
№ 36.
12. Фишер П. Привлечение прямых иностранных инвестиций в Россию: 5 шагов к
успеху. – М.: Флинта, Наука, 2005.
13 Соверменный экономический словарь. – М.: Экономика, 1997.

Также по этой теме: