Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Дискуссионный клуб    Гражданское общество, государство и менеджмент

Гражданское общество, государство и менеджмент

20.08.2015

Гражданское общество, государство и менеджмент

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №1 год - 2010

Денисов В.М.,
д. т. н.,
заместитель генерального директора
ОАО «Электромеханика»

Не видно причин, которые не позволили бы рассматривать взаимодействие общества, социальных институтов и государства [1; 2] с позиции современных представлений о менеджменте, корпоративном праве, праве управлять, праве делегировать это право, об ответственности менеджера и праве собственника.

Взаимодействие гражданского общества и государства непрерывно обсуждается [3]. Я попытался рассмотреть проблему взаимосвязи общества, гражданского общества и государства с позиции современных представлений о менеджменте.

Всеобщность менеджмента
Менеджмент как вид профессиональной деятельности, имеющий целью управление людьми и организацию их совместной деятельности, носит всеобщий характер: потребность в нём возникает всегда, лишь появляется потребность в целенаправленной совместной человеческой деятельности [4].

Практически любой вид группового осмысленного труда или даже простого взаимодействия сопровождается управлением со стороны человека или группы людей, которые могут называться менеджерами или руководителями.

В крупных группах (компания, учреждение, партия, ассоциация) в группу взаимодействующих субъектов помещается группа менеджеров, выстроенных, как правило, в форме иерархии. Общая задача менеджеров – настроить, организовать, скоординировать деятельность подчинённых им людей. Критерий успешности управления – достижение целей, ради которых и формировалась управляемая группа.

Ясно, что в пределах географического пространства, окружённого государственной границей, великое множество людей объединены в великое множество пересекающихся групп. Управление внутри группы не исчерпывает всех потребностей её членов и вообще всех граждан общества, распределившихся по группам. Общее количество взаимодействий, требующих управления в любом обществе, чрезвычайно велико. Они реализуются в нескольких типовых формах: гражданин – гражданин, гражданин – группа, группа – группа. И для каждого взаимодействия должен найтись арбитр (один или несколько).

Хорошо известны два арбитра, это:
а) само общество, породившее систему общепризнанных правил и норм, сложившихся в  результате длительной общественной практики;
б) руководитель (менеджер), привычный нашему пониманию, возглавляющий одну из иерархий: семью, корпорацию, ассоциацию, партию… (будем называть его «корпоративный менеджер», а саму систему управления в группе – корпоративным менеджментом, относительно которого нам придётся определять понятие государственного менеджмента).

Арбитр «общество» оперирует понятиями добра и зла, имеет весьма ограниченные  управленческие возможности и весьма сомнительные полномочия. Оно практически не способно к насилию и оттого не может защитить слабого, направить сильного, накормить бедного, спросить с богатого. Во всяком случае, не может обеспечить устойчивое системное решение этих задач в масштабе самого себя.

Второй же, в отличие от первого, имеет чёткие полномочия, связанные именно с управлением людьми. Однако их действие локализовано в пределах группы, а сам диапазон властных полномочий (управленческих возможностей) обычного менеджера весьма узок (не позволяет принимать управленческие решения в тех ситуациях, которые разрешаются лишь в рамках уголовного права).

Поэтому общество вынуждено нанимать ещё одного, универсального, арбитра – государство. А наняв, передаёт ему высшие властные полномочия, решая, таким образом, проблему неуправляемых зон.

Практически любое общество имеет возможность устойчиво существовать и развиваться благодаря тому, что в нём одновременно используются несколько систем менеджмента. Государство, являясь одной из таких систем, обладает наибольшим объёмом прав и, соответственно, несёт наибольший груз ответственности.

Высшая власть вторична…
Утверждаю: как только появляется общество, одновременно появляется потребность в управлении этим обществом. Вслед за возникновением потребности в организации управления обществом неизбежно появляется высшая власть.

Избегая исторических аналогий, уточню: общество, опираясь на демократические традиции (ибо другие традиции сегодня неуклонно теряют свою значимость), само передаёт в руки государства ограниченное право управлять собой. Именно «ограниченное» право, чтобы обозначить остроту и сложность определения границ, в пределах которых деятельность государства не рассматривается как чрезмерное, необоснованное вмешательство в личную жизнь человека, семьи, компании…

Называя власть государства «высшей» или «верховной», я подчёркиваю, что власть его велика и ограничена лишь размерами общества. Однако смысл этих терминов вовсе не означает неограниченности управленческих возможностей государства.

Таким образом, две ключевые особенности государственной власти: 1) ограниченность его прав и 2) вторичность.

Точно так же, как менеджмент является вторичным по отношению к групповой деятельности людей, государство как функция является вторичным по отношению к деятельности граждан общества.

Государство не имеет ни смысла, ни повода к своему существованию, если нет общества, но и общество не может существовать без государства. Единожды возникнув, оно неизбежно порождает себе арбитра и защитника – государство.

Зачем обществу нужно государство?
Потребности общества, для удовлетворения которых ему требуется государственная власть:
- создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (Конституция РФ [5]);
- потребности каждой группы или объединения: создание условий, обеспечивающих возможность свободного развития и достижения целей, ради которых они создавались (конечно, речь идёт только о группах, существование которых не противоречит законам общества);
- потребности в обеспечении сохранности, защиты и приумножения ресурсов, принадлежащих членам общества, группам и объединениям, государству;
- потребности в обеспечении сохранности, защиты и приумножения ресурсов, не принадлежащих какому-либо лицу, но принадлежащих самому обществу: земля, вода, воздух, солнечный свет, полезные ископаемые, ландшафты и все прочие объекты естественного и искусственного происхождения, не принадлежащие членам общества, группам и объединениям, государству (хорошо понимаю нечёткость такого обособления, что, впрочем, не влияет на общий ход рассуждений).

Ясно, что ни само общество через систему общепризнанных правил и норм, ни его корпоративные менеджеры (руководители групп и объединений) не способны удовлетворить эти потребности.

Только государство способно решить эту задачу, оно легитимно, ему переданы необходимые права и ресурсы, оно является носителем государственной власти.

Напомню: право – социальный институт, система общеобязательных социальных норм, охраняемых силой государства. С помощью права государственная власть регулирует поведение людей, их групп и объединений, закрепляет в качестве обязательных определённый круг общественных отношений.

Общество и государство – заказчик и исполнитель
Получается внешне несложная схема отношений общества и государства: общество,  испытывающее потребность в ряде услуг, поручает государству вырабатывать эти услуги. Государство производит услуги, а общество их потребляет. Услуги включают управление обществом и управление его ресурсами.

Фактически речь идёт всего лишь о бизнесе, монополизированном государством с добровольного согласия и по поручению заказчика государственных услуг. Ничего личного.

Вот здесь перед обществом и встаёт вопрос: как заставить государство в первую очередь делать то, что требуется обществу? Как заставить его работать не на себя, а на общество? Как защититься от произвола государства? Как его наказать? Как его сменить?

Мы медленно, но неизбежно приближаемся к теме гражданского общества. Что это такое? Если оно объективно необходимо и реально существует, то какова его роль в системе «общество – государство»?

Менеджмент корпоративный и менеджмент государственный
Таким образом, система государственной власти – это производственная структура, непрерывно воспроизводящая услуги, потребляемые обществом. Для управления этим процессом используется система государственного менеджмента (рис. 1).

Сходство и различие. Разница между корпоративным и государственным менеджментом хорошо заметна: во-первых, принципиально различаются масштаб деятельности, объём полномочий и мера ответственности; во-вторых, государство – это единственный менеджер, имеющий законное право совершать насилие по отношению к субъекту управления (к членам общества, группам и объединениям). Впрочем, сразу оговоримся:
1) хотя формы допустимого государственного насилия регламентированы законом, пройти по этой границе почти невозможно: государство либо заступает за черту дозволенного, либо не доходит до неё, при этом для каждого нарушения всегда можно найти объективные или субъективные причины;
2) корпоративный менеджмент также может рассматриваться как неявная форма насилия.

Принципиально важно общее для обеих систем – менеджмент, в том числе и государственный, который базируется на праве одних управлять и на добровольном согласии других подчиняться. В этом посыле выражена общность природы корпоративного и государственного менеджмента, из этого факта вытекает органическое сходство методов управления обеих систем.

Развивая такой подход, далее неизбежно получим, что легитимность корпоративных и государственных менеджеров имеет общие корни. И те и другие получают право из рук субъекта (собственника), являющегося заказчиком услуг управления.

И корпоративные, и государственные менеджеры всего лишь наняты на некоторое время с заранее оговорёнными условиями. И тот и другой менеджер, получая права, принимает на себя ответственность за результаты своего управления перед нанявшим их заказчиком. И точно так же при необходимости заказчик услуг может сменить неугодного ему или просто неэффективного менеджера.

При кажущемся различии менеджмента корпоративного и государственного сходство между ними столь велико, что это создаёт единую методическую основу, позволяющую более глубоко осмыслить природу государственной власти, её источники, саму механику возникновения прав и обязанностей государства.

В приложении к статье представлены результаты сравнительного анализа Конституции РФ и Закона об акционерных обществах [7]. Анализу в большей степени подвергались те разделы и положения, в которых формулируются основные принципы организации управления в государстве и в акционерном обществе.

Результаты анализа подтвердили их чрезвычайно высокое сходство.
Для примера:
- источником права управлять является собственник: общество заказывает услугу государственного управления, акционеры – услугу корпоративного управления;
- и государственная, и корпоративная системы управления базируются на использовании трёх самостоятельных ветвей власти: у государства это законодательная, исполнительная и судебная власть; подобные формы мы легко можем обнаружить в системе управления акционерным обществом;
- обе системы управления допускают возможность использования механизмов прекращения полномочий любой из ветвей.

Легитимизация государства
Если общество является источником власти для государства, то как оно представляет себе хорошую государственную власть? Как формируется его представление о такой власти? Как реализуется это представление, то есть как оно отражается в реальной власти? Наконец, как развиваются отношения общества и власти, каким образом общество может оценивать власть и воздействовать на неё?..

Снова обратимся к аналогии корпоративного и государственного менеджмента. Корпоративный менеджер имеет право управлять, получив свои полномочия из рук акционеров. Каждый владелец акций или субъект, представляющий интересы владельца или группы владельцев акций, обладает объёмом прав, соответствующим величине его имущественной доли. Объём прав определяет возможность его влияния на принятие решений.

Но обладание правом не определяет того, каким образом оно будет реализовано и будет ли вообще реализовано. Правообладатель может отказаться от голосования, может голосовать против общего мнения, может иметь отличные от большинства представления о стратегии развития, может в самый момент избрания мучиться животом и никаким образом не влиять на выбор.

Возможно, в силу этих и многих других причин для организации управления в акционерном обществе используется хорошо отлаженная система правил и процедур, называемая общим собранием акционеров. Фактически общее собрание – это один из социальных институтов, который обеспечивает устойчивость и непрерывность системы корпоративного управления.

Государственный менеджмент находится в похожем положении: общество неоднородно, пассивно (а временами чрезвычайно активно), члены общества могут обладать правом участвовать в процедуре выборов и действительно принимать в ней участие, могут её игнорировать, могут не иметь такого права (в силу возраста или по решению суда), но страстно желать этого.

Чтобы справиться с таким набором реализаций, государство использует систему избирательного права, роль которого аналогична роли, выполняемой общим собранием акционеров и другими процедурами, определёнными в Законе об акционерных обществах [6].

Не отрицая значимости этого института, подчеркну его вторичность. Избирательная система как набор правил и регламентов сама по себе не влияет на волю общества, эта система всего лишь представляет собой технологическое дополнение, обеспечивающее возможность граждан высказывать своё мнение, учитывать его и по итогам учёта проводить процедуру передачи власти.

Гражданское общество как социальный институт, воспроизводящий системы государственного менеджмента
При всей важности задачи формирования системы государственной власти общество как совокупность отдельных граждан, социальных групп и объединений именно этой задачей озабочено в значительно меньшей степени, чем того требует её масштаб. И это легко объяснимо. Общество весьма разнородно по составу, по степени осознания его участниками своих приоритетов, по их активности. Всеми своими членами, единичными и групповыми, оно непрерывно погружено в решение собственных задач, локальных во времени и пространстве.

Если мы попытаемся в иерархии потребностей гражданина, группы или всего общества отыскать позицию «потребность в государственном управлении», то, скорее всего, обнаружим её в неявной форме, распределённой по нескольким уровням и опосредованной другими потребностями.

Добавлю в качестве гипотезы: если более высокие уровни пирамиды потребностей связаны с процессами духовного осознания и духовного движения, где роль государства не слишком велика, то легко предположить, что чем ниже уровень потребностей, тем выше значение государственной власти для реализации этих потребностей. То есть граждане и всё общество в первую очередь ждут от государственной власти обеспечения безопасности и материального благополучия, и именно такую власть они будут считать хорошей.

Осознание того, что кто-то посторонний, внешний по отношению к самому обществу должен им управлять, начинает волновать само общество незадолго до начала очередной избирательной кампании (исключая, конечно, катаклизмы и предреволюционные ситуации, когда смещаются место и роль демократических процедур).

Во всё остальное время общество тихо, но непрерывно брюзжит по поводу неэффективности власти, обсуждает степень её продажности, сетует на непонимание и невнимание к себе со стороны чиновников и продолжает заниматься своими делами: растит детей, делает бизнес.

Тем не менее, каким бы слабым, разобщённым, запуганным в любой период не выглядело общество, в нём проходит непрерывная работа, иногда тихая и спокойная, невидимая глазу наблюдателя, иногда шумная и пугающая, с шествиями, флагами, лозунгами, насилием…

Целью и результатом этой работы являются:
1) формирование общественного представления о власти, которое является результатом взаимодействия граждан, групп, объединений. В этот процесс включено и само государство, которое также влияет (целенаправленно или стихийно, продуктивно или контрпродуктивно) на представление общества об идеальной власти;
2) реализация демократических процедур выбора (легитимизации) государственной власти, когда каждый правоспособный гражданин может выразить свою личную позицию, в действительности выражая некое общественное представление о власти, предварительно сформированное в его сознании в процессе внутриобщественных взаимодействий;
3) непрерывное оценивание действующей власти, поверка её по степени соответствия  общественным ожиданиям, с тем чтобы в зависимости от этой оценки сохранить или сменить власть при следующих выборах или, если расхождение между ожиданиями и действительностью слишком велико, внепланово сменить государственного менеджера. Мы не сможем найти и выделить в обществе фиксированную совокупность конкретных лиц и организаций, которые решают этот набор задач. Это обстоятельство имеет вполне определённое объяснение: в любом  обществе действует не группа интересантов, имеющих целью легитимизировать государственную власть, а система относительно устойчивых и долговременных форм социальной активности, посредством которых создаётся и воспроизводится государственная власть. Этот социальный институт и является гражданским обществом.

Гражданское общество как институт реализует потребность общества в создании и воспроизводстве механизма государственного управления.

Социальный институт чаще всего определяют как систему относительно устойчивых и долговременных форм социальной практики, которые санкционируются и поддерживаются с помощью социальных норм и посредством которых организуется общественная жизнь и обеспечивается устойчивость социальных отношений [7]. Для иллюстрации этого определения обычно приводят очень точную фразу французского социолога Эмиля Дюркгейма (1858–1917), который называл социальные институты «фабриками воспроизводства общественных отношений».

В нашем случае гражданское общество – это социальный институт, который является фабрикой воспроизводства системы государственного менеджмента.

Заключение
Системы корпоративного и государственного менеджмента построены на общих принципах: и те и другие менеджеры получают право управлять из рук собственника, являющегося заказчиком услуг управления. В первом случае таким заказчиком являются акционеры, а во втором – общество.

Система государственного менеджмента создается обществом через систему избирательных процедур. Схожим образом участники акционерного общества создают систему корпоративного менеджмента через институт общего собрания акционеров. Отношение общества к государственной власти формируется и непрерывно воспроизводится в рамках такого социального института, как гражданское общество. Можно предположить, что (по аналогии с гражданским обществом) сложился и развивается социальный институт, в рамках которого формируется позиция акционеров по отношению к создаваемой ими системе корпоративного менеджмента. Этот институт, который можно было бы назвать институтом акционеров, решает задачу организации успешного управления собственностью акционеров, что отчасти близко к тем целям, которые преследует гражданское обществом.

Литература
1. Гегель Г. Философия права. – М.: Мысль, 1990.
2. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства: [Электронная версия]. – Режим доступа: hrono.ru/libris/lib_e/engels_sem00.html.
3. Нагорная М.А. Гражданское общество в России: понятие, признаки, пути становления: [Электронная версия]. – Режим доступа: unn.ru/rus/books/stat14. html.
4. Денисов В.М. В начале был менеджер: [Электронная версия]. – Режим доступа:  cfin.ru/management/people/denisov.shtml (2007).
5. Конституция Российской Федерации: [Электронная версия]. – Режим доступа: consultant.ru/popular/cons/.
6. Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»: [Электронная версия]. – Режим доступа: consultant.ru/popular/stockcomp/.
7. Гидденс Э. Социология: [Электронная версия]. – Режим доступа: socioline.ru/node/440.

Также по этой теме: