Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Стратегический менеджмент    Выявление экономических кластеров на территории Российской Федерации (на примере текстильной индустрии) Постановка задачи исследования

Выявление экономических кластеров на территории Российской Федерации (на примере текстильной индустрии) Постановка задачи исследования

26.02.2015

Выявление экономических кластеров на территории Российской Федерации (на примере текстильной индустрии) Постановка задачи исследования

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №6 год - 2009

Сомова Е.Ю.,
аспирант АНХ
при Правительстве РФ

За последние два десятилетия в обрабатывающей промышленности России происходило быстрое наращивание кредиторской задолженности, долгосрочные займы выросли в 18 с лишним раз. Спад сопровождался сокращением как числа рабочих мест, так и доли обрабатывающей  промышленности в экономике. Внутриотраслевые разрывы в производительности труда между 20% лучших и 20% худших предприятий достигли 20–25 раз, в большинстве отраслей  обрабатывающей промышленности удорожание стоимости рабочей силы опережает рост производительности труда [1]. Хуже всего обстоят дела с производительностью труда в лёгкой промышленности.

Предприятия попали в замкнутый круг неэффективности: «низкая производительность – низкая прибыльность и инвестиционная привлекательность – отсутствие технологической модернизации и инноваций – снижение конкурентоспособности».

В этих условиях необходимы точные и действенные меры по восстановлению конкурентоспособности отраслевых предприятий. Но кризисные отрасли никогда не были и вряд ли будут объектом инвестиционно-промышленной политики. Кластерная промышленная политика предполагает иной подход: все кластеры приоритетны и обладают потенциалом, а все  предприятия, входящие в них, способны повышать свою производительность и уровень жизни населения в месте дислокации кластера.

Кластерная теория говорит, что конкурентоспособными становятся не те экономические субъекты (предприятия, регионы, страны), которые имеют доступ к дешёвым ресурсам, а те, которые добиваются совершенного использования своих производственных факторов и условий [2]. Поэтому кластерная политика во многих странах становится региональной промышленной политикой. Её отправной точкой является анализ процессов кластеризации, выявление региональных кластеров, а также механизмов их функционирования и развития.

Я применила гарвардский подход к выявлению и анализу кластеров в отечественной лёгкой промышленности.

Информационная база исследования формировалась исходя из списка субъектов Федерации, официальной статистики, предоставляемой Госкомстатом [3, 4].

Методика исследования
Отраслевые методы анализа для выявления региональных кластеров не подходят, так как не позволяют отличить концентрацию промышленности от кластера. Нужно использовать коэффициенты локализации, которые характеризуют место кластера в региональной и национальной экономике и в дальнейшем могут использоваться при расчете специальных обобщающих индексов. Так, по заказу Администрации экономического развития США на основе этих индексов было выявлено 19 крупных кластеров, на которые приходится 57% всех занятых в экономике страны. Совет по конкурентоспособности(1) использовал более детальные показатели (объём экспорта, инвестиций в венчурный капитал, число выданных патентов) и с помощью них выявил 41 кластер, включающий в себя 244 микрокластера [5]. Цели моей работы намного скромнее, поэтому остановлюсь только на коэффициентах локализации.

Термины:
1) коэффициент концентрации [IC] – это соотношение удельного веса среднесписочной численности занятых в отрасли i в совокупности численности занятых в регионе по отношению к удельному весу этой же отрасли в общей численности занятых по всей стране.

2) коэффициент производительности [IP] – это соотношение удельного веса производительности (ПТ) в отрасли i в совокупности производительности региона по отношению к удельному весу этой же отрасли в общей производительности по всей стране.

3) индекс индустриализации [II] – это соотношение удельного веса среднесписочной численности занятых в промышленности в совокупности численности занятых в регионе по отношению к удельному весу численности занятых в промышленности занятых по всей стране.

4) индекс специализации промышленности [IS] – это соотношение удельного веса  среднесписочной численности занятых в промышленном секторе j в совокупности занятых в  промышленности региона к удельному весу занятых этого сектора промышленности в общей численности занятых по всей стране.

 

(1) Совет по конкурентоспособности – непартийная, неправительственная организация в Вашингтоне, созданная в 1986 г. для активных обсуждений проблем конкурентоспособности в результате совместных действий бизнеса, рабочего персонала, академических кругов и правительства, для оценки экономических изменений и благоприятных возможностей (compete.org).

 

5) индекс промышленных фирм округа [IF] – это соотношение удельного веса всех промышленных фирм в совокупности населения региона к удельному весу всех промышленных фирм страны в общей численности населения страны.

Первые два коэффициента локализации являются основными при выявлении кластеров. Остальные служат больше для характеристики агломераций и отраслевой концентрации, поэтому могут быть использованы как дополнительные или уточняющие. Коэффициент локализации, равный 1,0, означает, что данный регион имеет тот же удельный вес отрасли i (или сектора j), по соответствующему показателю в регионе, что и по всей стране. Коэффициент локализации, превышающий значение 1,25, означает, что можно говорить о начале специализации региона на данном продукте.

Использование двух формальных основных коэффициентов локализации, а также критериев специализации даёт возможность распределить все выявляемые кластеры на матрице и классифицировать их на три вида: функционирующий, латентный и потенциальный. Текущая работа производственной системы кластера зависит от установившихся стандартов взаимодействия и уровня доверия между компаниями и протекает часто в форме деятельности профессиональных, предпринимательских и общественных ассоциаций и неформальных объединений. Отсутствие таких связей является отличительной чертой латентных и потенциальных кластеров, наличие – ключевым фактором успеха работающих кластеров.

1. Функционирующий («рабочий») кластер в состоянии производить больший экономический эффект, чем отдельные группы слагающих его компаний (IC > 1,25, IP > 1,25). Компании такого кластера (например, Силиконовая долина в штате Калифорния, производство керамической плитки в Сассуло (Италия) или цветов в Голландии) осознают взаимозависимость, правильно её оценивают и используют, выступая коллективно как единая социальная система.

2. Латентный («скрытый») кластер – тот, в котором существуют возможности развития, то есть концентрация бизнеса (IC > 1,25), однако потенциал не реализован полностью, поскольку социальная среда оказывается слабой, а бизнес не имеет общих взглядов на будущее экономическое развитие (IP < 1,25). В кластере может быть недостаточно ассоциаций и общественных организаций, отсутствует коллективное видение перспектив и угроз иностранной конкуренции, нет совместных действий для приспособления к новым рыночным условиям.

3. Потенциальный кластер – тот, в котором существуют условия для дальнейшего развития (IP > 1,25), но не обладающий достаточным политическим влиянием и критической массой (IC < 1,25), для того, чтобы на него обратили внимание. Поиском и отбором таких кластеров обычно занимается администрация регионов и муниципалитетов. Они выступают в качестве объектов регионального планирования, с помощью государственных ресурсов их можно превратить в работающие кластеры.

Результаты и обсуждение
Основная доля регионов сгруппировалась в квадрате, не указывающем на наличие кластеров (IC < 1,25, IP < 1,25), но остальные зоны матрицы всё же заполнены. Значит, исследование стоит продолжать (рис. 1).

Персонализация точек с наложением критериев дала 14 регионов с функционирующими кластерами, 3 – с потенциальными и 2 – с латентными (рис. 2). Сразу условлюсь, что название «кластер лёгкой промышленности» не корректно с точки зрения кластерной теории, ведь кластер – это только один продукт, а не вся отрасль. Вот почему использование стандартных промышленных классификаций при выявлении кластеров сталкивается с трудностями, связанными, прежде всего, с тем, что многие компании производят широкую номенклатуру продукции и обладают широким набором компетенций. Поэтому эксперты часто при выявлении кластеров в сочетании со специальными региональными обследованиями руководствуются здравым смыслом.

Дальнейшее исследование кластеров будет вестись в отношении конкурентного вида продукта, укрупнённого, в лучшем случае, согласно кластерной классификации до класса либо «текстиль», либо «одежда», либо «обувь». При построении первой матрицы в работе главное было – убедиться в наличие действующих производственных профильных предприятий, хотя бы в отраслевом формате, поскольку продолжительная кризисная ситуация в отрасли ставила под сомнение их существование. Этот пробный анализ был решающим как для моей работы, так и развития отраслей легкой промышленности. Раз кластеры есть, то высокие стандарты качества, производительности и конкурентоспособности будут достигнуты.

Видение приоритетности секторов экономического развития при отраслевом и кластерном подходах отличается (притом, что кластеры ещё не были сформированы, а только выявлены по корневому продукту) (рис. 3).

Отраслевая структура Российской Федерации дает следующую картину. В России 38 регионов, в экономике которых в той или иной степени представлены отрасли лёгкой промышленности. Согласно отраслевому подходу (отраслевой промышленной политике) отрасль «очень значима», если её доля в ВРП составляет более 3%, «значима» – если от 3% до 0,5% [6]. Среди регионов РФ с «очень значимой» долей лёгкой промышленности в ВРП только в 13 есть отраслевые кластеры. Ошибка составляет 35%. Расхождение при сопоставлении регионов со «значимыми» долями в ВРП составляет 87%, то есть из 16 регионов только на территории двух функционируют кластеры.

Допустим, в качестве объекта региональной политики предприятия будут выбираться не по удельному весу в отраслевой структуре региона, а по финансовому состоянию (подход инвестиционной промышленной политики). В 2004 г. не было ни одного региона, в котором финансовое состояние по лучшим отраслевым предприятиям могло бы характеризоваться как «отличное» [7]. Если выбирать наиболее успешные среди существующих, а именно такова логика инвестора, то соотношение составит 50/50. Это значит, что гипотетически вложенные средства будут использоваться с максимальной эффективностью только наполовину.

Выделяя регионы по наибольшему количеству лучших предприятий легкой промышленности, вошедших в число 1000 лучших предприятий России [8], первое место можно отдать Московской области (13 предприятий), второе – Ивановской и Брянской областям (по 4 предприятия) и третье место – Новосибирской и Нижегородской областям (по 3 предприятия). Таким образом, видно, что и здесь соответствия с кластерным подходом не получено. Интересно, что семь депрессивных регионов из существующих девяти в РФ – это регионы с функционирующими кластерами лёгкой промышленности.

Лёгкая промышленность Центрального федерального округа производит 30% этой продукции страны. Одной из старейших отраслей является текстильная. Наибольшее развитие получила хлопчатобумажная. Она представлена акционерными обществами «Трёхгорная мануфактура» в Москве, «Глиховский текстиль» в Ногинске (Московская область), комбинатами в Иванове, Твери, Ярославле, Костроме, Орехово-Зуеве (Московская область). Используя местную сырьевую базу, льняная промышленность получила развитие в Костроме и Костромской области (г. Нерехта), Владимирской области (г. Вязники), в Ярославской и Смоленской областях. Производство шерстяных тканей представлено предприятиями Москвы и Московской области, Иванова, Брянска. Шёлковая промышленность получила развитие в Москве, Московской области (г. Наро-Фоминск), Владимирской области (г. Киржач), Твери [9].

Лёгкая промышленность Северо-западного федерального округа представлена в основном  текстильной, кожевенно-обувной и фарфоро-фаянсовой. Текстильная промышленность  размещается преимущественно в С.-Петербурге; трикотажное производство в Великих Луках (Псковская обл.) и Боровичах (Новгородская обл.); кожевенно-обувная промышленность – в С.-Петербурге (объединение «Скороход») [9].

Среди отраслей лёгкой промышленности Приволжского федерального округа выделяются льняная (Нижний Новгород, Дмитровград), шерстяная (Ульяновск и Пенза), кожевенная и кожевенно-обувная (Ульяновск, Слободской), ковровая (Дмитровград). В Балашове производятся плащевые ткани, в Горбатове и Саранске – пенька и шпагат, в Чебоксарах расположен крупный хлопчатобумажный комбинат [9].

Ведущее место в Южном федеральном округе занимают отрасли, ориентированные на переработку животноводческого сырья: кожевенно-обувная промышленность (крупные предприятия в Волгограде, Ростове-на-Дону, Шахтах (Ростовская область), Нальчике, Владикавказе); производство мытой шерсти и шерстяных тканей (их выпуск организован в г. Шахты). Широко распространено производство швейных, трикотажных изделий. В последнее время успешно развивается компания «Глория-Джинс» [9].

В составе лёгкой промышленности Уральского федерального округа выделяется кожевенно-обувная, построены также предприятия текстильной промышленности, получила развитие швейная промышленность [9].

Лёгкая промышленность Сибири представлена шерстяной (Улан-Удэ, Чита, Черногорск), шелковой (Красноярск, Кемерово), хлопчатобумажной (Барнаул, Конск), кожевенной (Омск, Новосибирск, Чита, Ангарск, Черногорск), обувной (Иркутск, Красноярск), меховой (Красноярск, Улан-Удэ, Чита) отраслями [9].

Лёгкая промышленность Дальневосточного федерального округа представлена текстильной, швейной, трикотажной, кожевенной, кожевенно-обувной отраслями, предприятия которых размещены в крупных и средних городах [9].

Отраслью специализации лёгкая промышленность является только в Центральном федеральном округе.

Такова отраслевая структура российских регионов в отношении лёгкой промышленности.

Поскольку кластеры сравниваются по продуктам (товарным рынкам), можно выделить регионы со следующей специализацией:
1) льняная промышленность:  Костромская область, Владимирская область, Ярославская область, Смоленская область, Нижегородская область, Псковская область;
2) хлопчатобумажная промышленность: Ивановская область, Еврейская автономная область, Московская область, Ростовская область, Республика Чувашия;
3) шерстяная промышленность: Ульяновская область;
4) кожа, обувь, мех: Кировская область, Республика Марий Эл, Нижегородская область;
5) полиспециализированные регионы: Тверская область, Рязанская область.

Полиспециализированные регионы необходимо рассматривать, выделяя каждый продукт. На это, возможно, потребуется отдельное исследование. Моноспециализация региона говорит о наличии там кластера или возможном его образовании.

В Российской Федерации просматривается четкая специализация на трёх видах текстильной продукции, основой для производства которых служат лен, хлопок и шерсть. Интересна вторая группа специализации. В ней присутствуют регионы и с функционирующими кластерами, и с потенциальными. Все они находятся в совершенно разном положении на матрице. В группу входит лидер по коэффициенту концентрации – Ивановская область. К тому же отраслевая структура всех регионов различна (разве что Еврейская автономная область схожа с Ивановской областью). Выделенные регионы различны как согласно типологии [6], так и по рейтингу инвестиционной привлекательности агентства «Эксперт РА» [8].

Первый аналитический источник делит регионы России на 9 типов. Среди них Ростовская область получила статус 3-го типа «консервативный лидер», Ивановская область – «среднероссийский регион» (7 тип), Московская область отнесена к лидирующему типу «самокат» и Чувашская Республика имеет статус 9-го типа классификации «малые республики». Число совпадений используемой в работе типологии с имеющейся в Минрегионе России «Концепцией стратегии социально-экономического развития Российской Федерации» (2005 г.) составляет: для регионов – «локомотивов роста» – 2 из 10 (20%); для «опорных» регионов – 15 из 24 (62,5%); для «депрессивных» – 50 из 52 (96,2%); итого – 67 совпадений из 86 (78%) [6].

Второй аналитический источник несколько раньше остальных выделил 7 типов регионов. Среди них Ростовской области принадлежит статус 2-го типа «опорный регион», Ивановская область имеет статус 5-го типа «регион с неопределившимися перспективами», Московская область отнесена, как и в первом случае, к лидирующему типу «регион-локомотив» и Чувашская Республика классифицирована как «регионточка роста» (3 тип) [8].

Дальнейшее исследование кластеров с использованием четырёхфакторной модели М. Портера Diamond, проведением оценки бизнес-климата кластера и формализации кластера для последующей разработки мероприятий кластерной политики может вестись в отношении данной выявленной продуктовой группы.

Идентификацию кластеров удобно проводить, используя коэффициенты локализации, картографирование, четырехфакторную модель М. Портера. Мной выявлено 17 кластеров лёгкой промышленности: 14 функционирующих, 3 потенциальных и 2 латентных. Определена их специализация.

Для кризисных отраслей отечественной обрабатывающей промышленности кластерная политика представляется жизненно необходимой. Это путь к приобретению ими конкурентных преимуществ. Это единственно возможный способ разрешения депрессивной ситуации в отрасли через преломление жуткого динамического спада, сопровождающего отраслевые предприятия. Я считаю кластерный подход единственным способом восстановить конкурентоспособность отечественной лёгкой промышленности.

Литература
1. Жуков Ю.В. Итоги работы лёгкой промышленности в 2006 г. // «Швейная промышленность» 02.07 март/апрель.
2. Портер М. Конкуренция. – М.: ИД «Вильямс», 2005.
3. Регионы России: Госкомстат, 2005.
4. Российский статистический ежегодник. 2004: Стат. сб. / Росстат. – М., 2004.
5. Газимагомедов Р.К. Современная региональная промышленная политика: кластерный подход: автореф. дис. … д-ра эконом. наук: 08.00.05 Институт мировой экономики и международных отношений РАН. – М., 2005.
6. Типология субъектов Российской Федерации с точки зрения регионального развития / Под ред. В.В. Климанова. – М.: ИРОФ, 2007.
7. Башун В.Б. Крупнейшие компании России. – М.: Эксперт, 2005 .
8. 1000 лучших предприятий России: промышленность России: эффективность пр-ва и качество менеджмента. РСПП, Московская межбанковская валютная биржа, Национальный институт корпоративной реформы, Экспертный институт. – М: Янус – К, 2005.
9. Региональная экономика: Учебник для вузов / Т.Г. Морозова, М.П. Победина, Г.Б. Поляк и др. / Под ред. Т.Г. Морозовой. – М.: РГБ, 2004.

Также по этой теме: