Главная    Интернет-библиотека    Кадры предприятия    Советы от юриста    Увольнение за утрату доверия со стороны работодателя

Увольнение за утрату доверия со стороны работодателя

03.08.2015

Увольнение за утрату доверия со стороны работодателя

Опубликовано в журнале "Кадры предприятия" №6 год - 2012

Д.Л. Щур,
Главный редактор «КП»
к.э.н.

Основание увольнения, предусмотренное пунктом 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, не ново для российского трудового законодательства — в 1930 году в постановлении НКТ СССР от 06.11.1930 «О работниках, обслуживающих денежные и товарные ценности» предусматривалось, что лица, обслуживающие денежные и товарные ценности, могут быть уволены с работы, кроме случаев, установленных общим законодательством о труде, также и при утрате к ним доверия со стороны администрации. Затем оно было закреплено в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, а позднее – воспроизведено и в Кодексе законов о труде РСФСР (далее по тексту – КЗоТ РСФСР, КЗоТ РФ (с 25.09.1992) – в его статье 254.

Главной его целью было обеспечение сохранности государственной собственности, недопустимости расхищения и растраты государственного имущества, «удаление из торговли, организаций и предприятий людей, не внушающих доверия». И хотя за четыре с лишним десятилетия с момента принятия КЗоТ РСФСР в экономической и правовой жизни страны произошли масштабные изменения, данное основание и сейчас является механизмом защиты работодателем своего имущества, предупреждения ущерба или иных негативных последствий для организации.

Характер увольнения
Согласно пункту 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор с работником может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя. Несмотря на почти полную идентичность формулировок оснований увольнения в пункте 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ и пункте 2 статьи 254 КЗоТ РФ практика их применения различается, и обусловлено это тем, что изменилось содержание нормы, устанавливающей основания применения дисциплинарных взысканий.

С момента вступления в силу Трудового кодекса РФ и вплоть до опубликования Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» юристы не могли прийти к единому мнению о том, является ли основание, предусмотренное пунктом 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, мерой дисциплинарного взыскания.

В соответствии с пунктом 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.1992 № 16 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров», разъяснявшего порядок применения ранее действовавшего КЗоТ РФ,  прекращение трудового договора в связи с утратой доверия к работнику по пункту 2 статьи 254 КЗоТ РФ в силу статьи 135 того же Кодекса не являлось мерой дисциплинарного взыскания. Введенное же статьей 193 Трудового кодекса РФ определение понятия дисциплинарного проступка изменило правовую природу рассматриваемого основания увольнения.

Окончательную ясность в этот вопрос внес Пленум Верховного Суда РФ, разъяснив судам в вышеуказанном Постановлении от 17.03.2004 № 2, что если виновные действия, дающие основание для утраты доверия, совершены по месту работы и в связи с исполнением работником трудовых обязанностей, то такой работник может быть уволен с работы соответственно по пункту 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ при условии соблюдения порядка применения дисциплинарных взысканий, установленного статьей 193 Кодекса (часть первая пункта 47 Постановления). В качестве законодательной нормы данное положение было закреплено в части третьей статьи 192 Трудового кодекса РФ в соответствии с Федеральным законом от 30.06.2006 № 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации»: согласно ей к дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основанию, предусмотренному пунктом 7 части первой статьи 81 данного Кодекса, в случаях, когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия, либо соответственно аморальный проступок совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Вместе с тем, действия, дающие работодателю основание задуматься о добросовестности работника, могут быть совершены работником и вне работы, и не в связи с исполнением трудовых обязанностей. Общая характеристика не связанных с работой деяний, которые, тем не менее, могут послужить основанием для увольнения по пункту 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, приведена в пункте 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2: при установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой. Такие случаи расторжения трудового договора по пункту 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, согласно разъяснениям Пленума, не являются мерой дисциплинарного взыскания и, следовательно, об обязательном выполнении требований статьи 193 Трудового кодекса РФ речь не идет.

Данное положение Постановления Пленума Верховного Суда РФ впоследствии было закреплено и в статье 81 в Трудового кодекса РФ в соответствии с вышеназванным Федеральным законом от 30.06.2006 № 90-ФЗ: статья была дополнена частью пятой, согласно которой увольнение работника по основанию, предусмотренному пунктом 7 части первой статьи 81 Кодекса, в случаях, когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия, совершены работником вне места работы или по месту работы, но не в связи с исполнением им трудовых обязанностей, не допускается позднее 1 года со дня обнаружения проступка работодателем.

Таким образом, Пленумом Верховного Суда РФ, а впоследствии и федеральным законодательством было установлено:
1) увольнение по пункту 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ возможно не только когда действия, давшие основание для утраты доверия, совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей, но и тогда, когда указанные действия были совершены не по месту работы и не в связи с исполнением трудовых обязанностей;
2) при увольнении работника за совершение действий, давших основания для утраты доверия, по месту работы и в связи с исполнением трудовых обязанностей должны выполняться требования, предусмотренные статьей 193 Трудового кодекса РФ. Это означает, что работодатель при применении крайней меры дисциплинарного взыскания – увольнения по пункту 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ – должен истребовать от работника письменные объяснения и установить его вину в совершении указанных действий, соблюсти сроки, установленные частями третьей и четвертой статьи 193 Кодекса, и довести приказ (распоряжение) о применении дисциплинарного взыскания до работника в течение 3 рабочих дней со дня его издания.

Если же действия, давшие основания для утраты доверия, были совершены работником не по месту работы и не в связи с исполнением трудовых обязанностей, то работодатель не обязан выполнять требования, предусмотренные статьей 193 Трудового кодекса РФ.

Однако поскольку в таком случае возникает вопрос о сроках увольнения, то Пленум Верховного Суда РФ пояснил, что при рассмотрении дел о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ при указанных условиях (в связи с совершением действий, давших основания для утраты доверия, не по месту работы и не в связи с исполнением трудовых обязанностей), судам необходимо принимать во внимание время, истекшее с момента совершения виновных действий работником, к которому утрачено доверие, его последующее поведение и другие конкретные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.

Работодатели данный посыл должны понимать следующим образом: затягивание принятия решения об увольнении работника по рассматриваемому основанию в случаях, когда применение статьи 193 Трудового кодекса РФ не обязательно, недопустимо. В противном случае суд обязательно задаст вопрос, почему, например, в течение 6 месяцев после совершения виновного действия работодатель доверял работнику, а затем перестал (при условии, что не было других виновных действий). Суд также постарается выяснить, как вел себя работник в течение этого времени, и если будет установлено, что работник был поощрен за добросовестное исполнение трудовых обязанностей, то обоснованность решения работодателя об увольнении также будет поставлена под сомнение.

Именно в связи с появлением указанных ситуаций уже упомянутая часть пятая статьи 81 Трудового кодекса РФ устанавливает срок в 1 год со дня обнаружения проступка работодателем, по истечении которого увольнение по рассматриваемому в настоящей статьей основанию – в связи с утратой доверия – не допускается, когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия, совершены работником вне места работы или по месту работы, но не в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Условия применения
Как следует из пункта 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, за совершение виновных действий, дающих основание для утраты доверия, могут быть уволены только работники, непосредственно обслуживающие денежные или товарные ценности.

В основном – это материально ответственные работники, то есть работники, с которыми в связи с тем, что выполняемые ими трудовые функции связаны с непосредственным обслуживанием или использованием денежных, товарных ценностей или иного имущества и поименованы в утвержденных Минтрудом России Перечнях(1), в силу части первой статьи 244 Трудового кодекса РФ заключены письменные договоры о полной материальной ответственности.

(1) Прим. ред. См.: Постановление Минтруда России от 31.12.2002 № 85 «Об утверждении Перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности».

Однако круг работников, с которыми трудовой договор может быть расторгнут по рассматриваемому основанию, не ограничивается только теми, с которыми работодатель заключил соответствующий договор о полной материальной ответственности: в него (поскольку в пункте 7 части первой статьи 81 Кодекса иное не сказано) входят все работники, которые непосредственно обслуживают денежные или товарные ценности, в том числе и те, с которыми в силу законодательства указанные договоры не заключаются.

Для увольнения по данному основанию также не имеет значения, в каких пределах на работников, непосредственно обслуживающих товарные или денежные ценности, может быть возложена материальная ответственность за ущерб, причиненный организации при исполнении трудовых обязанностей (данная норма «перекочевала» в современный правопорядок из пункта 17 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26.04.1984 № 3 «О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора»).

Пленум Верховного Суда РФ в вышеупомянутом Постановлении от 17.03.2004 № 2 обратил внимание судов на то, что расторжение трудового договора с работником по пункту 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности, то есть выполняющих следующие операции с указанными ценностями:
-  прием;
-  хранение;
-  транспортировка;
-  распределение и др.

Расширить приведенный перечень можно такими операциями, как:
-  приобретение;
-  перемещение;
-  отпуск (продажа);
-  учет.

Хотя этот перечень операций кажется вполне понятным, на практике, тем не менее, возникает достаточное количество проблем при отнесении работников, не являющихся материально ответственными лицами, к категории «непосредственно обслуживающие денежные или товарные ценности». Почти в каждом комментарии к Трудовому кодексу РФ к рассматриваемому основанию увольнения приводятся примерные перечни работников, которых можно отнести к указанной категории (например, продавцов, кассиров, кладовщиков, инкассаторов, проводников и т.д.), и которых к таковой относить нельзя (например, бухгалтеров, экономистов, маркировщиков, товароведов, водителей, уборщиц и др.). Несмотря на то что эти списки сформированы на основании судебной практики и приводятся с благой целью – помочь работодателям и судам определить, является ли работник обслуживающим денежные или товарные ценности, – зачастую они приносят только вред, так как, предлагая работодателю «поверить на слово», что грузчики не могут быть уволены по данному основанию, или же принять решение в отношении экономиста по аналогии с бухгалтером, усложняют понимание им юридического содержания пункта 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ.

Казалось бы, довольно просто решить данный вопрос со ссылкой на постановление Минтруда России от 31.12.2001 № 85, которым утверждены Перечни должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, которое вполне может быть применимо «по аналогии» с целью определения круга работников, которые могут быть уволены по рассматриваемому основанию. Однако данный документ носит не только четко направленный характер (во исполнение статьи 244 Трудового кодекса РФ), но и диспозитивный (формулировки «может», «может быть»), и ссылаться на такой документ было бы не совсем верно с точки зрения правоприменения, хотя отдельные заимствования для локальных нормативных актов организаций были бы весьма полезны.

Вместо таких списков представляется более корректным привести несколько случаев из судебной практики, однако же, не только и не столько для того, чтобы работодатели воспринимали их как судебные прецеденты, имеющие обязательное значение при разрешении аналогичных споров, а с той лишь целью, чтобы показать логику судов в отнесении работников тех или иных должностей (профессий) к «непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности».

Продолжение статьи в журнале: "Кадры предприятия" №6/2012 

Также по этой теме: