Европейский Суд по правам человека


Развитие международного сотрудничества в области закрепления и защиты прав и свобод человека шло по двум направлениям. Первое характеризовалось разработкой и принятием общих и специальных актов в области закрепления прав человека. Второе – сотрудничеством государств в области создания реального механизма защиты прав человека и контроля за их соблюдением. Создание комплексной системы обеспечения и защиты, зафиксированных в международно-правовых актах и во внутри государственном законодательстве прав и свобод человека и системы международных органов, наделенных функциями международного контроля за деятельностью государств в сфере обеспечения прав и свобод человека, является важнейшей функцией международного гуманитарного права.

Ускоренная интеграция Российской Федерации в цивилизованное мировое сообщество применительно к сфере правоохранительной деятельности на рубеже в ХХ–ХХI вв. позволила достичь высокой степени унификации национального законодательства, ограничивающего права и законные интересы россиян, с аналогичными нормативными правовыми актами развитых государств Европы в соответствии с требованиями международных правовых актов. 20 марта 1998 г. Россия ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г., далее – Конвенция о защите прав человека) (в ред.от 11 мая 1994 г.) (1). К настоящему времени национальное уголовно-процессуальное законодательство приведено в полное соответствие с требованиями этой Конвенции. Основные изменения, на которые серьезное влияние оказал факт принятия Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» (2), коснулись передачи функций по принятию процессуальных решений, ограничивающих основные (в России – конституционные) права человека и гражданина (заключение под стражу, санкционирование обыска в жилом помещении и т. п.) от органов прокуратуры судам.

Демократические требования к праву граждан на судебную защиту, которое формирует основу демократического общества, является узловым моментом в контексте между национальными судами и Европейским судом. Наибольшее число прецедентов, рассмотренных Страсбургским судом, относятся именно к ст. 6 Европейской Конвенции(1), конструирующей право на справедливое разбирательство, включающее три самостоятельных блока прав: право на судебное разбирательство, отвечающее набору основных процессуальных требований; презумпцию невиновности; права каждого обвиняемого в совершении уголовного преступления. Реализация первого положения не вызывает особых трудностей, так как основные требования к судебному решению (публичность) и к суду (быть независимым от исполнительной власти и сторон, беспристрастность и соблюдение судебной процедуры) не создают особых трудностей в деятельности Европейского суда. Вместе с тем для России в настоящее время особенно актуальны сроки рассмотрения дел, так как чрезмерно длительные процессы таят в себе серьезную угрозу подорвать доверие к судам, что совершенно недопустимо с позиций Европейской Конвенции, где говорится о «разумных сроках» рассмотрения дел.

Реализация постановлений Европейского суда по правам человека является актуальной и животрепещущей темой для Российской Федерации. Несмотря на то, что участником Совета Европы Россия стала еще в 1998 году и с этого момента граждане стали обращаться за защитой в Европейский Суд по правам человека, до сих пор количество жалоб на действия (бездействие) российских органов государственной власти не сокращается, а увеличивается с каждым годом. Те преобразования в законодательной и правоприменительной сфере, которые были осуществлены российскими властями, не смогли оказать должного эффекта в сфере защиты прав.

Настоящая статья посвящена деятельности Европейского Суда по правам человека, в который обращаются российские граждане за защитой своих нарушенных прав и свобод. В статье отмечаютя проблемы, затрудняющие функционирование его контрольного механизма на территории Российской Федерации, а также автор обращается к вопросам взаимодействия Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека, рассматривая различные формы их сотрудничества, способствующего сближению правовой системы Российской Федерации с Европейской Конвенцией о защите прав человека
и основных свобод.

Среди множества субъективных и объективных факторов, влияющих на динамику гражданского процессуального права, особое место занимают постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Постепенно возрастающая с момента ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS № 5) (заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г.) роль  постановлений Европейского суда по правам человека обусловливает необходимость проанализировать возникающие в связи с этим в сфере гражданского судопроизводства теоретические и практические проблемы.

Доказательства, как и юридические факты, обращены прежде всего к сознательной воле человека, и поэтому условия их получения вполне могут быть человеком несоблюдаемы. «То, что мы  называем достоверностью факта (Gewissheit), – отмечал немецкий правовед Ф.К. Савеньи, – опирается на таком множестве отдельных, в своей совокупности только индивидуальному случаю принадлежащих элементов, что для нее вовсе нельзя установить общих научных законов». Это не означает, однако, что не может быть неких общепризнанных правил или юридических оснований для оценки доказательств в судебном процессе 

В статье рассказывается о результатах авторского исследования практики разрешения Европейским Судом по правам человека дел по жалобам на нарушение права собственности. Сделаны выводы о неодинаковом по объему понимании отечественными законодателем и правоприменителем и Страсбургским судом сущности права собственности и его нарушений, возможностей его защиты. 


Ранее просмотренные страницы

Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст
Ваша корзина пуста
Яндекс.Метрика