Правовая оценка установления сложных процентов в кредитных договорах



Опубликовано в журнале "Советник юриста" №4 год - 2014


Канцер Юрий Александрович,
юрист юридической фирмы

ООО Princeps Consulting Group, г. Волгоград,
Аспирант Волгоградского филиала ФГБОУ ВПО
«Российская академия народного хозяйства
и государственной службы
при Президенте Российской Федерации»
(РАНХиГС) по специальности «12.00.03»
«Гражданское право; предпринимательское право;
семейное право; международное частное право»


Нередко банки пользуются своим экономическим положением при заключении кредитных договоров, навязывая потребителям услуги или условия договора (по порядку расчетов), которых граждане могут не знать. В случае если потребители осведомлены о них, они могут считать, что такие условия являются правомерными и автоматически исполняют обязательства по «правилам игры» банков. В статье рассмотрен один случай злоупотребления банками при заключении кредитных договоров: установление так называемых сложных процентов (или процентов на проценты). Правомерно ли это? Какие последствия наступают для сторон?


Ключевые слова: кредитный договор, заем, проценты, сложные проценты, проценты на проценты, условия договора, свобода договора, защита прав потребителей, административная ответственность.


Кредитным организациям свободу в заключении договора предоставляет ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс РФ [1]), в которой указано, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора (п. 1 данной статьи), а также что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (п. 4 данной статьи).


В условиях так называемого принципа свободы процентов стороны кредитного договора имеют право самостоятельно определять содержание условия о процентах. Данный принцип не поименован в Гражданском кодексе РФ, других законах, но является частным случаем принципа свободы договора.


Важно отметить, что договоры, заключаемые банками с гражданами, являются типовыми, с заранее определенными условиями, а значит, гражданин-потребитель как сторона в договоре лишен возможности влиять на его содержание, что и является частым основанием для обращения в суды за защитой нарушенных прав.


Обобщая нынешние тенденции защиты прав потребителей по кредитным договорам касательно условий о процентах, следует отметить несколько требований (ограничений). Свобода процентов не имеет абсолютного характера.


Во-первых, ограничиваются возможности кредитора по увеличению в одностороннем порядке процентных ставок и порядка определения процентов в кредитных договорах с заемщиками – физическими лицами (ст. 29 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» [2], далее – Закон).


Кроме данной статьи имеется специальное разъяснение. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 № 7171/09 по делу № А40-10023/08-146-139 отмечено: «Таким образом, включение банком в кредитный договор, заключаемый с гражданином, условия о возможности одностороннего изменения процентных ставок ущемляет установленные законом права потребителя. При таких обстоятельствах оспариваемые судебные акты как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права в соответствии с п. 1 ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене».


В постановлениях ФАС Волго-Вятского округа от 06.09.2012 по делу № А393745/2010, ФАС Северо-Западного округа от 28.02.2011 по делу № А44-3599/2010, ФАС Поволжского округа от 27.12.2010 по делу № А65-16362/2010 прослеживаются аналогичные правовые выводы.


Кроме того, Федеральным законом от 15.02.2010 № 11-ФЗ «О внесении изменений в статью 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» ст. 29 Закона была дополнена ч. 4, которая запрещает кредитной организации в одностороннем порядке сокращать срок действия договора, заключенного с заемщиком-гражданином, увеличивать размер процентов и (или) изменять порядок их определения, увеличивать или устанавливать комиссионное вознаграждение по операциям в рамках таких договоров.


Во-вторых, в законодательстве установлены единые требования к порядку определения процентов в кредитных договорах (Положение о порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками, утвержденное ЦБ РФ 26 июня 1998 г. № 39-П, далее – Положение № 39-П).


Так, согласно п. 3.9 Положения № 39-П, если в договоре не указывается способ начисления процентов, начисление процентов осуществляется по формуле простых процентов с использованием фиксированной процентной ставки. При начислении суммы процентов в расчет принимаются величина процентной ставки (в процентах годовых) и фактическое количество календарных дней, на которое привлечены или размещены денежные средства. При этом за базу берется действительное число календарных дней в году (365 или 366 дней соответственно).


В-третьих, вводится запрет кабальных сделок, к категории которых суды относят сделки с необычно высокими процентами (ст. 179 Гражданского кодекса РФ).


Нормы о договоре займа или кредитном договоре не предусматривают предельного размера процентов, который может быть установлен сторонами. Также Гражданский кодекс РФ не содержит прямых норм, которые могли бы уменьшить слишком высокий размер процентов, ущемляющий интересы заемщика.


Принимая во внимание, что проценты, начисляемые по договору займа, имеют другую правовую природу по сравнению с процентами, начисляемыми за нарушение обязательства, они не могут быть уменьшены в порядке ст. 333 Гражданского кодекса РФ. В этом случае заемщик, защищая свои интересы, может только сослаться на злоупотребление правом со стороны заимодавца.


Статья 10 Гражданского кодекса РФ не допускает действий граждан и юридических лиц с намерением причинить вред другому лицу, действий в обход закона с противоправной целью, а также иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав. Однако следует отметить, что заемщик не может самостоятельно отказаться от уплаты процентов, ссылаясь на злоупотребление правом со стороны заимодавца, поскольку ст. 10 Гражданского кодекса РФ предусматривает, что только суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.


Следует отметить, что при признании судом высокого процента по договору займа одной из форм злоупотребления правом возникает конкуренция с указанным выше принципом свободы договора, закрепленным в ст. 421 Гражданского кодекса РФ.


В-четвертых, ограничивается право кредитора на взимание процентов сверх срока кредита при досрочном возврате потребительского кредита (п. 2 ст. 810 Гражданского кодекса РФ [3]).


В данной норме отмечено, что сумма беспроцентного займа может быть возвращена заемщиком досрочно. Однако самим договором займа могут быть предусмотрены противоположные условия. Сумма займа, предоставленного под проценты заемщику-гражданину для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, может быть возвращена заемщиком-гражданином досрочно полностью или по частям при условии уведомления об этом заимодавца не менее чем за тридцать дней до дня такого возврата. Договором займа может быть установлен более короткий срок уведомления заимодавца о намерении заемщика возвратить денежные средства досрочно.


В-пятых, устанавливается запрет на взимание сложных процентов в договорах потребительского кредита (п. 3 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.09.2011 № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров», далее – Письмо).


Рассматривая последнее ограничение, необходимо отметить, что в ином случае (установление «процентов на проценты») подлежали бы применению последствия нового для нашего гражданского законодательства правила «обхода закона». В п. 3 ст. 10 Гражданского кодекса РФ установлено, что в случае если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, п. 2 данной статьи предусматриваются последствия: суды с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывают лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяют иные меры, предусмотренные законом.


Исходя из п. 1 ст. 422 Гражданского кодекса РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.


Несмотря на то что обновленная ст. 10 Гражданского кодекса РФ не раскрывает содержания термина «обход закона», дающая простор для судебного толкования понятия, представляется целесообразным в качестве частного случая такого злоупотребления назвать условие кредитного договора, прикрывающее «сложные проценты» (точнее – действие банка по включению названного условия в текст договора).


Особенностью рассматриваемой темы является то, что в Гражданском кодексе РФ отсутствуют нормы, регулирующие содержание и форму условия кредитного договора о процентах.


Тем не менее в Гражданском кодексе РФ указано: если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором (п. 1 ст. 809 Гражданского кодекса РФ). По кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее (п. 1 ст. 819 Гражданского кодекса РФ).


Из ч. 2 и ч. 4 ст. 29 Закона следует, что стороны могут согласовать условие о фиксированной процентной ставке или условие о порядке определения процентов.


В Положении № 39-П поименованы два вида условия о процентах: с использованием фиксированной либо плавающей процентной ставки. В первом случае в договоре предусматривается фиксированная процентная ставка, сумма процентов рассчитывается как произведение этой ставки на сумму кредита и фактический срок пользования ею.


Условие о плавающих процентных ставках предполагает согласование порядка определения процентной ставки, которая может меняться в зависимости от определенного базового показателя. Условие о плавающих процентных ставках обычно включается в средне- и долгосрочные кредитные договоры.


В зарубежной банковской практике термины «плавающая процентная ставка» и «переменная процентная ставка» не тождественны. Термином «плавающая процентная ставка» обозначается лишь частный случай условия о переменной процентной ставке («условия о порядке определения процентов» согласно терминологии ст. 29 Закона). Размер плавающей ставки, как правило, определяется путем прибавления фиксированной величины к значению определенного референтного показателя (базовой ставки). Таким образом, в нашем законодательстве плавающая (а не переменная) процентная ставка противопоставляется фиксированной процентной ставке. При этом возникает терминологическая неопределенность: как соотносится условие о порядке определения процентов с условием о плавающей процентной ставке.


До недавнего времени споры относительно регулирования так называемых условий кредитных договоров с «процентами на проценты» оставались неопределенными.


Сегодня практику можно назвать устоявшейся, однако встречаются случаи игнорирования рассматриваемого ограничения или его неверной трактовки.


Как установлено статьей 9 Федерального закона от 26.01.1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации», в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» [4] (далее – Закон о защите прав потребителей) и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.


Учитывая изложенное, в данном случае положения статьи 29 Закона должны применяться в части, не противоречащей Гражданскому кодексу РФ и Закону о защите прав потребителей.


Также необходимо отметить, что в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 № 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» разъяснено, что гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, т. е. для банков.


Одним из критериев отнесения условия о сложных процентах к категории обхода закона является последствие для потребителя (разница между тем, что получил гражданин, и тем, на что рассчитывал при заключении договора).


К последствиям нарушения обязательства могут быть отнесены неполученные истцом имущество и денежные средства, понесенные убытки, другие имущественные или неимущественные права, на которые истец вправе рассчитывать в соответствии с законодательством и договором. При оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание, в том числе, обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг, сумма договора и т. д.). Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др. Аналогичные разъяснения даны в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ», пп. 2, 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.07.1997 № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 ГК РФ».


Так, по гражданскому делу № 33-1517/2012 Волгоградский областной суд в кассационном определении от 09.02.2012 указал, что в удовлетворении требований о взыскании в заявленном размере процентов за пользование чужими денежными средствами было отказано правомерно, поскольку суд первой инстанции при подсчете суммы процентов исходил не из суммы основного долга, а из суммы долга с учетом инфляции и фактически произвел начисление процентов на проценты.


Риск признания условия сложных процентов правомерным заключается в следующем. Нередко банки приводят доводы о том, что они обсуждали данные условия в конкретном случае с потребителем, который сам пошел на них, подписывая договор, полностью осознавая последствия.


Так, по арбитражному делу № А13-5569/2011 позиция банка сводилась к тому, что он индивидуально обсуждает со стороной условия договора. По мнению банка, это обсуждение выражается в информировании клиентов об изменении общих условий договора заблаговременно (за тридцать календарных дней) общедоступным публичным способом (информационные стенды банка, сайт банка, иные способы), что позволяет заемщику при отсутствии согласия информировать об этом банк.


Однако Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 26.12.2011 по данному делу отметил, что вышеуказанные способы информирования банком клиентов нельзя признать индивидуальным обсуждением со стороной условий договора. При этом и в самих материалах дела отсутствуют какие-либо сведения, подтверждающие то, что банк индивидуально обсуждал спорное условие со стороной кредитного договора.


Для примера, в тексте договора, оказавшегося в руках автора статьи, содержится пункт о следующем: «В случае несвоевременной уплаты процентов Заемщик уплачивает Кредитору неустойку в размере 32% годовых за каждый день просрочки от суммы начисленных, но не уплаченных процентов».


Данное условие противоречит законодательству о защите прав потребителей в силу следующего.


В соответствии с п. 1 ст. 809 Гражданского кодекса РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.


Из п. 1 ст. 819 Гражданского кодекса РФ следует, что по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.


На основании п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.


Как следует из п. 3 Письма, возможность сторон договора изменять положения диспозитивных норм закона в договорных отношениях с участием потребителя ограничена п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей, запрещающим ухудшение положения потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации. В качестве такого правила выступают положения п. 1 ст. 809 и п. 1 ст. 819 Гражданского кодекса РФ, согласно которым по общему правилу в кредитных отношениях проценты по кредиту начисляются на сумму кредита, возможность начисления процентов на проценты из указанных норм не вытекает. Из положений п. 1 ст. 809 и п. 1 ст. 819 Гражданского кодекса РФ следует, что по договору кредита проценты начисляются только на сумму кредита.


Таким образом, спорное условие кредитного договора направлено на обход положений закона, следовательно, противоречит им и является ничтожным. Суды должны отказывать в защите требований банков о взыскании задолженностей по кредитным договорам в части сложных процентов.


Вывод Высшего Арбитражного Суда РФ в указанном разъяснении был сделан следующим образом: «Условие кредитного договора, направленное на прямое или косвенное установление сложных процентов (процентов на проценты), ущемляет установленные законом права потребителя».


Включение в кредитный договор условия, ущемляющего права потребителя, образует состав административного правонарушения, установленного ч. 2 ст. 14.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).


На основании ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на юридических лиц – от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.


В соответствии со ст. 2.4 КоАП РФ административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.


Из примечания к указанной статье следует, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители организаций несут административную ответственность как должностные лица.


Согласно ст. 11.1 Закона текущее руководство деятельностью кредитной организации осуществляется единоличным исполнительным органом.


Из ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ следует, что назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.


Следовательно, банк не вправе предусматривать в кредитном договоре с физическим лицом указанное условие о начислении процентов на проценты, так как подобное условие ущемляет права потребителей, влечет наступление административной ответственности.


В случае установления состава названного правонарушения к ответственности может быть привлечено как юридическое лицо, так и соответствующее должностное лицо.


Примечательно, что в подавляющем большинстве кредитный договор, исходящий от банка, является типовым (заключается с многими заемщиками), что свидетельствует о систематическом нарушении законодательства и, как следствие, говорит о более высокой общественной опасности, чем единожды заключенный договор со спорным условием.


Для примера, в постановлении Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2013 по делу № А68-6574/12 при проверке решения суда первой инстанции, судом были сделаны следующие выводы: «…в рассматриваемом деле спорное условие было включено в типовой с заранее определенными условиями договор кредита, банк не доказал, что это условие индивидуально обсуждалось сторонами при заключении договора кредита. Данное условие является явно обременительным для заемщика-гражданина (пункт 2 статьи 428 Гражданского кодекса Российской Федерации). Таким образом, спорное условие кредитного договора направлено на обход положений закона, следовательно, противоречит им и является ничтожным». В итоге, суд признал наличие состава административного правонарушения по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ. Определением ВАС РФ от 17.10.2013 № ВАС-14074/13 было отказано в передаче дела № А68-6574/2012 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного постановления.


Установление в тексте договоров банков с потребителями сложных процентов необходимо отличать от другого злоупотребления – повышение процентов за пользование кредитом в случае нарушения заемщиком обязательства. Последнему обстоятельству посвящен отдельный п. 13 Письма.


В данном разъяснении указывается, что, в связи с тем что повышение процентов за пользование кредитом в случае нарушения заемщиком обязательства по возврату кредита представляет собой меру ответственности должника за нарушение обязательства, суд с учетом обстоятельств дела вправе на основании мотивированного заявления ответчика снизить размер названных процентов в соответствии со ст. 333 Гражданского кодекса РФ.


То есть характер оценки двух случаев «повышенных» процентов (сложные проценты и повышение процентов за пользование кредитом в случае нарушения обязательства) является различным. Первый случай является неправомерным по изложенным выше основаниям, а второй в качестве его применения как такового – правомерным, однако имеются основания для снижения процентов по причинам несоразмерности нарушения последствиям. Вместе с тем судебная практика указанного случая нарушения является различной.


Ошибочной позицией судов является та, согласно которой повышение процентов, предусмотренных кредитным договором, в случае совершения заемщиком тех или иных действий не может рассматриваться как мера ответственности заемщика за нарушение условий договора. Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» в тех случаях, когда в кредитном договоре установлено увеличение размера процентов в связи с просрочкой уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование заемными средствами, следует считать иным размером процентов, установленных договором в соответствии с п. 1 ст. 395 Гражданского кодекса РФ.


В соответствии с последней практикой суды законно признают, что размер (ставка) процентов, которые должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства по возврату кредита, может быть снижен по правилам ст. 333 Гражданского кодекса РФ, если суд придет к выводу о том, что он явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства (п. 7 Постановления от 08.10.1998 № 13/14).


Необходимо иметь также в виду, что разъяснение, содержащееся в п. 3 Письма, применяется для регулирования отношений в сфере действия Закона о защите прав потребителей. Приведенное в тексте названного пункта толкование норм материального права не применяется к случаям, если заемщик не выступает потребителем по смыслу названного Закона, а также если кредитор не является кредитной организацией (для примера, см. Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.09.2012 по арбитражному делу № А76-3639/2012, сторонами спора являлись Комитет по управлению имуществом и земельным отношениям и управляющая жилым фондом компания).


Литература
1. Гражданский кодекс Российской Федерации: часть первая от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 23.07.2013) [Текст] // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.
2. Федеральный закон от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» [Текст] // СЗ РФ. – 1996. – № 6. – Ст. 492.
3. Гражданский кодекс Российской Федерации: часть вторая от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 23.07.2013) [Текст] // СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.
4. Закон Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» [Текст] // СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 140.

30.05.2019

Также по этой теме:


Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст
Ваша корзина пуста