О результатах мониторинга общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности полиции



Опубликовано в журнале "Советник юриста" №4 год - 2013


Черкасов Р.В.,
к. ю. н., с. н. с. Группы
ФГКУ «ВНИИ МВД России»
по Западной Сибири

Изменения, происходящие в российском обществе в последние годы, существенным образом повлияли на условия деятельности органов внутренних дел, поставили перед ними ряд новых и достаточно сложных проблем. При обеспечении эффективного функционирования системы органов внутренних дел немаловажную роль в современных условиях играют изучение общественного мнения и учет его результатов в практике обеспечения правопорядка.

Общественное мнение о деятельности органов внутренних дел – это совокупность распространенных в обществе оценок, суждений и взглядов на социально значимые для большинства населения проблемы, связанные с правоохранительной деятельностью.

Изучать общественное мнение – значит выявлять эти оценки, суждения и взгляды населения в целях использования их для повышения эффективности управления силами и средствами различных служб и подразделений того или иного органа внутренних дел.

Изучая общественное мнение, можно решить несколько задач.

Во-первых, зафиксировать мнение населения о состоянии правопорядка и эффективности работы подразделений и служб органа внутренних дел на различных направлениях деятельности. Во-вторых, выявить недостатки, нерешенные проблемы, узкие места в деятельности не только конкретных служб, но и отдельных должностных лиц, в том числе в деле формирования объективного общественного мнения. В-третьих, по итогам изучения общественного мнения возможно в кратчайший срок скорректировать различные стороны оперативно-служебной деятельности как в повседневной практике, так и на перспективу.

Для адекватного использования результатов изучения общественного мнения необходимо не только компетентное обоснование конкретной практической проблемы, в разрешении которой целесообразно воспользоваться социологической информацией, но и творческое извлечение из подобной информации эффективных практических решений.

Изучение общественного мнения предполагает наличие определенной концепции, механизма постоянного наблюдения (мониторинга) с возможностью сравнения оценок и прогноза динамики процессов, отражающих специфику деятельности органов внутренних дел.

В связи с этим на основе материалов фонда «Общественное мнение»(1) в рамках ежегодного мониторинга по исследованию общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности органов внутренних дел Российской Федерации, проведенного в течение 2012 г., нами проведен анализ состояния общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности органов внутренних дел Омской области.

Исследование в рамках ежегодного мониторинга призвано выявить, что и как меняется в представлениях российских граждан об уровне безопасности личности в их городах и регионах, в различных контекстах повседневной жизни, растет или снижается криминологическая тревога – страх перед преступными посягательствами разного рода, эволюционируют ли (и если да, то как именно) суждения о полиции в массовом сознании.

Отслеживание межрегиональных различий и динамики изменений ситуации в субъектах РФ придает данным мониторинга особый практический смысл. Собираемая информация о межрегиональной дифференциации общественного мнения об уровне безопасности личности позволяет, с одной стороны, выявлять наиболее «проблемные» регионы, где уровень криминологической тревоги существенно превышает общероссийские показатели, а с другой – обнаруживать наиболее благополучные регионы, где этот показатель низок, а уровень доверия к ОВД – относительно высок. В одних случаях такая информация ориентирует на принятие экстренных мер по повышению эффективности работы полиции, в других – на заимствование
полезного опыта, который может быть учтен в разных регионах страны. Да и в целом мониторинг общественного мнения во всех субъектах РФ, включающий систему индикаторов  удовлетворенности или неудовлетворенности населения различными аспектами  криминологической ситуации и работой органов внутренних дел, представляет «на выходе» один из значимых критериев для оценки работы ОВД в регионах.

Причем результаты любого одиночного замера – как бы строго ни соблюдались при его проведении все меры социологической «техники безопасности» – могут содержать определенные смещения, вызванные ситуационными обстоятельствами (если, скажем, в момент проведения опроса о деятельности полиции говорят почти исключительно в связи с истязанием задержанного в одном из ОВД Казани). Мониторинг по мере накопления данных позволяет отделять ситуационные, временные колебания тех или иных индикаторов общественных настроений от долгосрочных тенденций.

 

(1) См.: Отчет о научно-исследовательской работе: «Исследование общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности органов внутренних дел Российской Федерации». – М., 2012. (Сбор информации проводился методом выборочного исследования в течение 2012 г. во всех 83 субъектах РФ. В опросе участвовали взрослое население от 18 лет, граждане Российской Федерации, лица без гражданства и иностранные граждане, проживающие на территории субъектов РФ. Общий размер выборки составил 33 200 респондентов, по 400 респондентов в каждом субъекте РФ. Во всех субъектах РФ применялись общие принципы построения выборки. Использовалась территориальная трехступенчатая стратифицированная выборка домохозяйств. Отбор домохозяйств проходил в три этапа. На первом этапе отбирались административные районы субъектов РФ, на втором – населенные пункты, на третьем – домохозяйства. Административные районы и населенные пункты отбирались методом случайного отбора с вероятностью, пропорциональной численности населения.)

 

Другая цель мониторинговых исследований заключается в изучении виктимного опыта российских граждан. Сопоставление результатов исследований с данными отчетности ОВД позволяет судить о степени латентности преступных посягательств того или иного вида. Однако следует иметь в виду, что каждое отдельное исследование предоставляет данные лишь о «субъективной латентности»: респонденты, конечно, не во всех случаях могут адекватно идентифицировать совершенное по отношению к ним преступное посягательство, да и установить сам факт такового. Но если само по себе соотношение данных опроса с отчетностью органов внутренних дел еще не вполне объективно характеризует положение дел, то динамика этого  показателя в рамках мониторинга дает вполне объективное представление о том, растет или снижается латентность.

Наряду с изучением динамики ключевых показателей, составляющих «стержень» мониторинговых исследований, они позволяют ежегодно исследовать те или иные аспекты, стороны общественного мнения, приобретающие особую актуальность с точки зрения текущих задач органов внутренних дел. В 2012 г. в рамках массового опроса затрагиваются три подобных сюжета.

Во-первых – перспективы и предпосылки диалога полиции с обществом: выясняется, насколько интересна гражданам информация, исходящая от ОВД, и насколько они доверяют такой информации, в какой мере сама полиция на городском и региональном уровне, по мнению граждан, готова «открываться», рассказывать о себе, вступать в общение с жителями и т. д.

Во-вторых, предпринимается попытка реконструировать образ сотрудника полиции, бытующий в массовом сознании, – естественно, с повышенным вниманием к региональной дифференциации полученных результатов. Респонденты оценивают своих земляков-полицейских, пользуясь набором заданных критериев и 10-балльной шкалой.

В-третьих, у людей напрямую спрашивают, замечают ли они перемены в работе полиции, и если замечают, то положительные или отрицательные. Причем принципиально, что речь идет о переменах на местах – в городах и сельских районах, где живут респонденты. Этот ракурс исследования общественного мнения в нынешней ситуации может, кстати, быть интегрирован – по крайней мере, на несколько лет – в систему показателей, изучаемых в режиме мониторинга.

Отчет по результатам проведенного социологичсекого исследования был структурно разделен на одиннадцать глав:
1) социальные риски, криминальные угрозы и опасения граждан;
2) уровень защищенности граждан от противоправных посягательств: субъективное измерение;
3) уровень виктимности населения по различным видам преступлений;
4) взаимоотношения органов внутренних дел РФ с потерпевшими и заявителями;
5) эффективность работы органов внутренних дел РФ по обеспечению защищенности граждан от противоправных посягательств;
6) установка на помощь органам внутренних дел в их работе;
7) влияние СМИ на оценку эффективности деятельности органов внутренних дел РФ по обеспечению личной безопасности граждан;
8) заинтересованность граждан в информации о деятельности полиции;
9) образ полицейского и восприятие перемен в работе полиции;
10) основные показатели, входящие в систему оценки деятельности территориальных органов МВД;
11) уровень безопасности личности от противоправных посягательств: система индексов.

Согласно полученным данным, Омская область входит в число регионов, население которых сильно обеспокоено криминализацией российского общества (4-е место в РФ, или 68% из числа опрошенных респондентов, в среднем по РФ этот показатель составил 55%). Особые опасения у населения нашего региона вызывает: боязнь людей с явными психическими отклонениями (так отметили 86% опрошенного населения), 87% населения боится уголовников; доля тех, кто боится экстремистских молодежных группировок, составляет 75%; 86% опасаются воров; 84% опасаются грабителей; 85% – хулиганов; мошенников больше всего боятся также в Омской области (79%); доля опасающихся вооруженных бандитов сотавляет 90%; 72% населения опасаются вымогателей и шантажистов; 71% – сексуальных насильников; 68% составляет доля опасающихся  автоугонщиков.

Необходимо подчеркнуть, что по всем вышеперечисленным опасениям Омская область занимает первое место среди всех 83 регионов РФ. Однако не следует интерпретировать приведенные выше данные как массовую распространенность и острую актуализированность страхов среди населения. Настоящий опрос специально фокусировал внимание человека на данных проблемах. В этом отношении лишь очень сильные или очень беспечные люди могут с уверенностью сказать, что не боятся грабителя или рецидивиста. Тем не менее полученные данные с высокой долей вероятности отражают специфическую ситуацию в регионе. Помимо прочего, в соответствии с результатами исследования, наиболее опасной предстает жизнь в крупных городах и мегаполисах. По разным видам преступлений и девиантных социальных групп в населенных пунктах этого типа получены значительные отклонения от средних значений (разумеется, в бо льшую сторону). Абсолютный пик – 80% – приходится на жителей мегаполисов, которые боятся воров.

Согласно полученным данным, в течение года, предшествовавшего опросу, – т. е. с августа 2011 г. по август 2012 г., – 16% опрошенных россиян подверглись тем или иным преступным посягательствам. Опрос свидетельствует о повышении уровня виктимизации российского общества в сравнении с 2010 и 2011 гг., когда соответствующий показатель составлял 13%, и о возвращении к ситуации 2009 г.: тогда в ходе первого из исследований, проведенных в рамках мониторинга, он составлял 15%.

Омская область относится к числу наиболее благополучных регионов, где доля потерпевших от преступлений всех видов ниже среднероссийской на 5 пунктов и находится среди таких регионов, как Новосибирская, Нижегородская, Псковская области, Республики Чувашия, Татарстан, Бурятия и Ямало-Ненецкий АО.

Отношение к органам внутренних дел ощутимо варьируется от региона к региону. Омская область относится к числу «нестандартных» регионов, где индикаторы оценок деятельности полиции «противоречат» друг другу, сигнализируя тем самым о своеобразии восприятия жителями органов внутренних дел. С одной стороны, встречаются такие субъекты РФ, где доля считающих, что полиция работает хорошо, и (или) доля признающих ее деятельность эффективной – весьма высока, а доля относящихся к полиции хорошо и (или) доверяющих ей – весьма низка. Самый яркий случай такого рода – Тверская область; помимо нее к этой группе относятся Забайкальский край, Пензенская область, Приморский край, Республика Башкортостан, Ростовская область, Камчатский край. Здесь наблюдается противоречие между сравнительно высоким «функциональным престижем» полиции и сравнительно низким «институциональным престижем». Можно сказать и иначе: полицию здесь скорее уважают, но недолюбливают. С чем бы ни было связано в каждом конкретном случае такое противоречие, оно дает основания предполагать, что потенциал конструктивного взаимодействия ОВД с гражданами, реализации установки на открытость и т. д. в данных субъектах РФ ограничен, и требуются специальные усилия для изменения базовых установок граждан по отношению к полиции. Противоположная ситуация – высокий «институциональный престиж» полиции при низком «функциональном престиже» – наблюдается в Омской области (самый «чистый» случай), а также в Ленинградской, Владимирской, Курганской, Новосибирской, Калужской и Ивановской областях. Полиции здесь скорее симпатизируют, но результаты ее деятельности оценивают довольно критически. С точки зрения перспектив налаживания отношений с гражданами такая ситуация выглядит более благоприятной.

Согласно полученным данным, подавляющее большинство российских граждан (88%) в той или иной степени настроены на помощь полиции, при этом 37% считают, что помогать органам внутренних дел следует всегда, 30% – что делать это надо в большинстве случаев, 22% – что в некоторых случаях. Лишь 5% отказываются оказывать содействие полиции независимо от ситуации, в которой оно может потребоваться. Другой, не менее важный аспект темы взаимоотношений полиции и населения отражает вопрос о заинтересованности местных органов внутренних дел в помощи со стороны граждан. 60% опрошенных россиян уверяют, что подобная заинтересованность есть, а 21% оценивают ситуацию прямо противоположным образом (19% затруднились ответить). Омская область вошла в число регионов, жители которых с повышенной частотой оценивали готовность полиции сотрудничать с населением как высокую (всего 27 регионов с превышением средневыборочной статистики более чем на 5 пунктов).

В среднем каждый второй россиянин (51%) с интересом относится к выступлениям и интервью сотрудников полиции, рассказывающих о работе органов внутренних дел, чаще других – люди пожилого возраста (58%), реже всего – студенты (43%). Каждый третий россиянин (32%) относится к таким материалам без особого интереса, а каждый девятый (11%) вообще не смотрит, не слушает и не читает подобные выступления (6% затруднились ответить). Согласно полученным данным, именно Омская область находится на первом месте среди всех регионов РФ, в которой жители испытывают особенно высокий интерес к выступлениям официальных лиц полицейского ведомства. А также находится в «лидерах» среди регионов, которые наиболее склонны доверять подобным выступлениям.

В ходе проведенного исследования сотрудники полиции были оценены россиянами по 6 «номинациям», причем во всех случаях речь шла о полицейских, которые респонденты наблюдают по месту жительства, – в своих городах, поселках, а применительно к сельской местности – районах. Усредненные оценки уровня профессионализма, компетентности, а также вежливости полицейских (по 5,4 балла на 10-балльной шкале) оказались относительно высокими – они близки к верхней границе зоны средних значений этой шкалы (5,0–5,5 баллов). Существенно хуже, по мнению опрошенных, обстоит дело с оперативностью реакции полицейских на обращения граждан и в целом с тем, в какой мере полиция внимательна к их проблемам, – тут усредненные оценки располагаются на границе зоны низких значений (по 5,0 балла). Негативнее же всего участники опроса оценили сотрудников полиции по такому параметру, как неподкупность или коррумпированность, – здесь усредненная оценка опустилась в зону низких значений и составила 4,7 балла.

На основе дифференцированных оценок полицейских по различным параметрам был выведен интегральный показатель – рейтинг сотрудников полиции.

В 27 регионах он оказался в зоне низких значений, причем самый негативный образ полицейского сложился в Сахалинской и Московской областях, а также в Ставропольском крае. В 17 регионах рейтинг сотрудников полиции оказался в зоне высоких значений, причем наиболее благоприятный образ полицейского – в Оренбургской области, Чукотском АО и Республике Калмыкия. Омская область по данным показателям находится в зоне средних значений этой шкалы.

Среди основных задач проведенного исследования были: изучение мнения россиян о деятельности органов внутренних дел в целом; оценка населения эффективности работы ОВД в деле защиты интересов граждан; определение уровня доверия к ОВД. Все вышеуказанные критерии представляют собой, по существу, прямые оценки деятельности этого института.

Несмотря на близость значений показателей, характеризующих мнения о деятельности и эффективности ОВД, эти индикаторы несколько различаются по заданным ракурсам взгляда на этот институт, критериям оценки: формулировка вопроса об эффективности органов внутренних дел побуждает респондента оценивать их в режиме сопоставления с иными государственными институтами – на фоне прочих, тогда как вопрос об оценке деятельности ОВД подобного «подтекста» не содержит.

Показатель доверия органам внутренних дел намного превышает показатели оценки их деятельности и эффективности, и это совершенно естественно. Люди часто доверяют какому-либо институту, не будучи вполне удовлетворены тем, как он функционирует. Этот разрыв, «зазор» между доверием к институту или отдельному человеку (например, губернатору или своему непосредственному начальнику), с одной стороны, и мнением об эффективности последнего – с другой – фиксируется расхожим выражением «кредит доверия». В любом индикаторе доверия всегда присутствует эта «кредитная» составляющая: готовность верить, что объект доверия стремится действовать лучше, эффективнее, чем сейчас, и обладает для этого необходимым потенциалом. Таким образом, названные индикаторы отражают разные грани, нюансы отношения граждан к органам внутренних дел, и каждый из них имеет самостоятельную ценность.

В каждом из регионов ситуация в сфере безопасности личности от криминальных посягательств и взаимоотношений граждан с органами внутренних дел имеет, разумеется, свои особенности. Соответственно в каждом случае возникает уникальная конфигурация приведенных показателей. В Омской области достаточно высок уровень доверия к полиции, однако оценки эффективности деятельности ОВД находятся на невысоком уровне. Установки на помощь ОВД в Омской области одни из самых высоких на территории РФ и находятся в пределах 92%.

Согласно специфической конфигурации значений шести показателей для каждого из российских регионов: индикатор защищенности, индикатор оценки деятельности ОВД, индикатор доверия к ОВД, индикатор эффективности ОВД, индикатор установки на помощь ОВД, индикатор безопасности на транспорте, в 2012 г. «лидером» в общем зачете оказывается Ямало-Ненецкий АО, а замыкает группу аутсайдеров Курская область. Омская область находится на достаточно низком, 65-м месте.

Исходя из значений интегрального индекса безопасности личности от противоправных посягательств субъекты РФ были разделены на четыре группы: с очень низким, низким, высоким и очень высоким значением индекса.

При этом необходимо учитывать, что всегда существует вероятность, что именно в период проведения массового опроса в том или ином более или менее «спокойном» регионе случится какое-нибудь «громкое», резонансное событие, способное на время резко усилить криминологическую тревогу или «уронить» престиж правоохранительных органов, – будь то конфликт на почве межнациональной неприязни, перешедший в массовое побоище, бесчинства внезапно объявившегося маньяка или арест высокопоставленного коррупционера из числа сотрудников ОВД. В этих случаях «скачок» интегрального индекса безопасности может оказаться единичным эпизодом, после которого регион вновь входит в группу благополучных.

Согласно результатам исследования Омская область хотя и входит в число регионов с относительно низким значением интегрального индекса безопасности личности от противоправных посягательств, но в то же время надолго закрепилась в числе сравнительно «спокойных» регионов без резких скачкообразных колебаний.

Исследование, проведенное в рамках ежегодного мониторинга общественного мнения в 2012 г., зафиксировало разнонаправленные тенденции развития общественного мнения о деятельности ОВД Омской области: с одной стороны, несколько повысился уровень виктимизации, с другой – несколько снизился уровень криминологической тревоги, страха перед преступными посягательствами, а индикаторы, характеризующие отношение граждан к органам внутренних дел, показали в целом положительную динамику. Приведенные данные демонстрируют разные грани, нюансы отношения граждан к органам внутренних дел. Оценки деятельности ОВД – существенно ниже, чем показатели доверия полиции, и это совершенно естественно: люди часто доверяют какому-либо институту, не будучи вполне удовлетворены тем, как он функционирует.

Довольно высокий (и растущий) кредит институционального доверия, которым, согласно данным мониторинга, располагает сегодня полиция, является очень важным ресурсом с точки зрения перспектив развития диалога между ОВД и обществом.

Мониторинг зафиксировал несколько значимых симптомов позитивных изменений не столько даже в восприятии полиции населением, сколько в самой работе ОВД.

Так, на протяжении периода проведения мониторинга неуклонно снижается доля респондентов, которые заявляют, что за последние годы им доводилось наблюдать действия сотрудников органов внутренних дел, которые, по их мнению, нарушали права граждан. На этом фоне снижается и доля респондентов, испытывающих дискомфорт, тревогу, когда к ним обращаются сотрудники полиции. Для создания высокого уровня доверия к полиции и для эффективной работы по повышению авторитета полиции в глазах граждан необходимо продолжить работу в следующих направлениях:
– обеспечение приоритетности для сотрудников органов внутренних дел идей социального партнерства во взаимоотношениях с населением;
– комплексное использование всех имеющихся сил, средств и возможностей органов внутренних дел и решение возложенных на них задач с привлечением общественных объединений,  религиозных организаций, средств массовой информации и населения;
– проведение единой информационной политики органов внутренних дел, основанной на объективности, оперативности, регулярности, открытости;
– необходимое условие для роста чувства защищенности, безопасности – формирование уверенности в возможности получения помощи со стороны сотрудников ОВД. В данном направлении важно как повышать эффективность работы с обращениями, так и широко информировать граждан об улучшении ситуации для снижения латентной преступности;
– совершенствование интенсивного и грамотного пропагандистского воздействия;
– развитие и совершенствование механизмов повышения гласности деятельности полиции, что реально позволит повысить ответственность сотрудников органов внутренних дел перед населением;
– своевременное и объективное информирование населения через СМИ о наиболее резонансных преступлениях и мерах, принимаемых по их раскрытию.

26.05.2017

Также по этой теме: