О запрете на увольнение по инициативе работодателя работника, являющегося отцом и единственным кормильцем в семье с детьми



Опубликовано в журнале "Кадры предприятия" №6 год - 2013


Подписчик «КП»
А. Захаров
г. Санкт-Петербург


В декабре Конституционный Суд РФ вынес постановление, которым признал часть четвертую статьи 261Трудового кодекса РФ распространяющейся на мужчин – отцов, являющихся единственными кормильцами. У нас в штате десятки мужчин из семей, в которых жены не работают (либо в отпуске по уходу за ребенком, либо просто осуществляют уход за детьми до 14 лет). При этом после введения материнского капитала в семье по 2–3 и 4 детей, многие работницы у нас в штате по уходу за ребенком и на время их декрета принимаем мужчин. Скоро предстоит сокращение, а у нас работников без детей или со взрослыми детьми – единицы. Что означает это решение Конституционного Суда РФ – что мы именно бездетных и должны будем уволить, а тех, кто с детьми, оставлять, независимо от их квалификации?


Консультант «КП»
Л.В. Щур-Труханович


Действительно, в декабре 2011 года Конституционный Суд РФ вынес Постановление от 15.12.2011 № 28-П по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Е. Остаева. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ положение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ.


Согласно части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до 3 лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до 14 лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5–8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 данного Кодекса).


Конституционность названного законоположения оспаривал отец троих малолетних детей, один из которых не достиг 3-летнего возраста, а другой – инвалид. Жена заявителя, осуществляющая уход за детьми, не работала, а сам он 01.06.2010 был уволен с занимаемой должности по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ (сокращение численности или штата работников организации, индивидуального  предпринимателя). Полагая, что его увольнение является необоснованным и незаконным, а запрет расторжения трудового договора по инициативе работодателя должен распространяться и на мужчин отцов, имеющих детей в возрасте до 3 лет (тем более в ситуации, когда мать в связи с уходом за детьми не работает), гражданин обратился в районный суд с иском к работодателю о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, недополученного заработка и компенсации морального вреда.


Отказывая в удовлетворении исковых требований гражданина, районный суд в решении от 31.08.2010, оставленном без изменения определением судебной коллегии от 26.11.2010, указал, что трудовой договор был расторгнут в соответствии с требованиями законодательства без нарушений процедуры со стороны работодателя и что гражданин не входит в круг лиц, которым предоставляется гарантия, предусмотренная частью четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ.


Гражданин усматривал неконституционность части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ в том, что она не предоставляет отцу ребенка, не достигшего 3-летнего возраста, возможности пользоваться такими же гарантиями при увольнении по инициативе работодателя, какие предоставлялись бы в аналогичной ситуации матери этого ребенка, при том что Конституция РФ наделяет их равными правами и возлагает на них равные обязанности по содержанию и воспитанию детей. Лишение отца равного с матерью права на дополнительные гарантии при увольнении противоречит, по мнению заявителя, Конституции РФ, в том числе ее статьям 7 (часть 2), 19 и 38 (части 1 и 2), приводит к дискриминации по признаку пола, не согласуется с требованиями Конвенции МОТ «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями» (пункт 1 статьи 1 и статья 4) и, кроме того, ставит многодетные семьи, в которых матери осуществляют уход за детьми в возрасте до 3 лет и в трудовых отношениях не состоят, в неблагоприятное положение с точки зрения защиты от снижения жизненного уровня.


Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ стало положение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ, в соответствии с которым гарантия в виде запрета расторжения по инициативе работодателя трудового договора (за исключением увольнения в связи с ликвидацией организации, прекращением деятельности индивидуальным  предпринимателем или совершением работником виновных действий) предоставляется женщинам, имеющим детей в возрасте до 3 лет, и другим лицам, воспитывающим детей того же возраста без матери.


Оценив данное положение в системной связи с Конституцией РФ, Конвенцией о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989), Конвенцией МОТ от 23.06.1981 № 156 «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями», Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах от 16.12.1966 (статья 10) и Европейской социальной хартии от 03.05.1996 (статья 16), Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что положение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ не соответствует Конституции РФ, ее статьям 7, 19, 37 (часть 1) и 38 (части 1 и 2), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования оно, запрещая увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет, и других лиц, воспитывающих детей указанного возраста без матери, исключает возможность пользоваться этой гарантией отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до 3 лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми. На основании данного вывода  Конституционный Суд РФ признал положение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ не соответствующим Конституции РФ, ее статьям 7, 19, 37 (часть 1) и 38 (части 1 и 2), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования оно, запрещая увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет, и других лиц, воспитывающих детей указанного возраста без матери, исключает возможность пользоваться этой гарантией отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до 3 лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.


Чтобы четко показать, в отношении каких категорий работников-отцов данное законоположение статьи 261 Трудового кодекса РФ признано противоречащим Конституции РФ, выделим его шрифтовым способом – это отцы, являющиеся единственными кормильцами в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до 3 лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми. Безусловно, создание Конституционным Судом РФ данного прецедента порождает соблазн его развития и обращения в Конституционный Суд РФ с жалобами о признании неконституционным того же законоположения как нарушающего равенство между мужчинами и женщинами в отношении мужчин, являющихся отцами детей в возрасте до 3 лет и отцами детей-инвалидов, супруги которых не работают по разным причинам, в том числе в связи с уходом за ребенком, достигшим возраста 1,5 лет, до достижения им возраста 3 лет.


Что касается данного конкретного момента времени, то работодатель должен руководствоваться указанным решением Конституционного Суда РФ исключительно в отношении работников, являющихся единственными кормильцами в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до 3 лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.


Согласно пункту 4 Постановления от 15.12.2011 № 28-П оно окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.


Применительно к работодателям это означает, что с 15.12.2011 они не могут расторгнуть трудовой договор с мужчиной, являющимся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до 3 лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми, по инициативе работодателя (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5–8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 Трудового кодекса РФ). Совокупность обстоятельств, препятствующих работодателю принять решение об увольнении, – наличие в семье нескольких малолетних детей и отсутствие у матери, осуществляющей уход за детьми, работы – по общему правилу устанавливаются в соответствии с данными личных карточек или документами личного дела. Даже если у работодателя нет указанных сведений, однако мужчина при получении уведомления о предстоящем увольнении заявит о них и представит подтверждающие их документы, работодатель должен будет отозвать свое уведомление о сокращении.


Следует подчеркнуть, что руководствоваться Постановлением Конституционного Суда РФ от 15.12.2011 № 28-П при решении вопросов о возможности увольнения работников-отцов в многодетных семействах работодатель должен будет до принятия законодателем соответствующего решения.


В пункте 5.2 Постановления сформулировано требование, адресованное законодателю: При внесении в правовое регулирование – исходя из требований Конституции РФ и с учетом данного Постановления – необходимых изменений федеральный законодатель вправе, обеспечивая соблюдение на основе вытекающего из статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции РФ принципа соразмерности и обусловленного им баланса интересов сторон трудового правоотношения, определить условия предоставления предусмотренной частью четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ гарантии при увольнении по инициативе работодателя отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до 3 лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми. При этом, реализуя свои дискреционные полномочия, федеральный законодатель может использовать и иные правовые механизмы, обеспечивающие таким многодетным семьям государственную поддержку в случае утраты единственным кормильцем работы и заработка, в том числе установить в системе социальной защиты дополнительные меры, которые позволили бы на период поиска им работы поддерживать в семье достаточный для содержания детей уровень благосостояния (пособия, временные выплаты и т.д.).


Таким образом, устранение выявленного противоречия может быть совершено двумя разными способами – путем внесения изменения в часть четвертую статьи 261 Трудового кодекса РФ или посредством внесения изменений в федеральные законы, устанавливающие гарантии гражданам, имеющим детей.


Уже в момент провозглашения Конституционным Судом РФ своего решения несложно было предположить, что Правительство РФ предпочтет выбрать первый вариант и переложить заботу о многодетных семьях на работодателя. В настоящее время уже подготовлен проект федерального закона о внесении изменений в статью 261 Трудового кодекса РФ, предусматривающий дополнение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса РФ юридической конструкцией, дословно повторяющей решение Конституционного Суда РФ.


В завершение нельзя не отметить, что при таком развитии событий работодатели впредь будут без энтузиазма относиться к приему на работу мужчин, имеющих детей, если только законодатель не предусмотрит непосредственно в Трудовом кодексе РФ запрет на испрашивание у работников при поступлении на работу информации о наличии детей.


25.06.2018

Также по этой теме:


Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст
Ваша корзина пуста