Финансовые инструменты и индикаторы достижения устойчивого развития



Опубликовано в журнале "Финансовый менеджмент" №1 год - 2017


Чернов В.А.,
доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой
бухгалтерского учета и аудита Института экономики,
управления и права Нижегородского государственного
архитектурно-строительного университета


Статья посвящена поиску способов освобождения зависимости отечественной экономики от топливно-сырьевого экспорта, достижения импортозамещения, развития отечественных конкурентоспособных производств, обеспечения устойчивого социально-экономического развития. Основным условием решения указанных задач остается вопрос финансирования и создания благоприятного инвестиционного климата для развития несырьевых производств.


Основываясь на методах финансовых коэффициентов, автор рассматривает ключевые вопросы финансовой политики, предлагает конкретные инструменты и индикаторы, позволяющие регулировать финансы в достижении указанных целей, на основе диалектической логики и количественных оценок.


Комплексное и сбалансированное решение задач обеспечения прогресса в экономической, социальной и экологической сферах составляет основу концепции устойчивого развития. Для достижения такого развития руководством России взят курс на подъем отечественного производства, инновации, импортозамещение и, как следствие, на сокращение зависимости от топливно-сырьевого экспорта, что получило широкую известность, стало одной из главных тем СМИ, сделалось предметом общих рассуждений. Ключевые подходы в данном вопросе и основные показатели устойчивого развития раскрыты в [20, с. 2–10; 1, с. 137–144; 11, с. 16–22; 8, с. 83–86; 18, с. 382–387].


На пути решения объявленных задач достигнуты некоторые успехи, однако трудное положение в стране с тяжелой наследственностью, обусловленной зависимостью российских финансов от топливно-сырьевого экспорта, кризисными явлениями и усложнением международных отношений, в чем можно убедиться из высказываний официальных лиц [21; 6; 3], препятствует позитивным изменениям. Страна находится на поворотном этапе своего развития, когда особенно требуются взвешенные решения. Чтобы сделать правильный для страны выбор, в обсуждениях финансовой политики государства, механизмов и инструментов ее реализации принимают участие различные стороны – от патриотически настроенных политиков до проамериканских евроугодников. Важно при этом, что во внешней и внутренней политике Президентом РФ объявлен курс на максимальное обеспечение интересов всех граждан страны на основе ее политического и экономического суверенитета. Достижение объявленного курса во многом обусловлено финансовой политикой. Вопросы финансовой политики и ее применения рассмотрены в источниках [15].


В последние месяцы периодически появляются сообщения о различных инициативах правительства при подготовке проекта бюджета–2017. Глава Минфина России А.Г. Силуанов называет этот бюджет одним из самых сложных за последние годы, предупреждает о том, что наши суверенные фонды близки к исчерпанию, и призывает увеличить налоги. В правительстве говорят о том, что повышение налогов недопустимо. Премьер Д.А. Медведев считает, что необходимо «формировать более современные и конкурентоспособные структуры, наращивать долю несырьевой составляющей, улучшать условия для бизнеса». У чиновников все еще нет единого мнения по поводу пополнения бюджета [см. 21].


Сведения о проекте нового бюджета, которые попадают в прессу, весьма противоречивы и не отличаются большой информативностью. Согласно публикации федерального интернет-издания «Капитал страны» связано это, вероятнее всего, не с какой-то особой таинственностью, сопровождающей процесс создания проекта, а с обыкновенным непониманием, как свести «концы с концами» при сокращающихся источниках дохода и крайней нежелательности (особенно в предвыборный период) дальнейшего урезания расходных статей бюджета. О царящей растерянности в рядах чиновников говорит следующий факт: до самого последнего времени правительство не могло определиться с горизонтом планирования бюджета [Там же].


Заместитель министра финансов РФ Т.Г. Нестеренко о предстоящем 2017 г. сказал: «Если ничего не менять, то к концу следующего года у нас не будет ни резервов, ни возможности выплатить зарплаты, у нас будут серьезные экономические проблемы» [6].


В поиске источников увеличения доходной части Министерство финансов РФ планировало увеличить налог на прибыль, на имущество организаций, НДС и НДФЛ, а заодно и страховые взносы, повысить сборы с нефтяников, «Газпрома» [21].


По данным «Ведомостей», к совещанию у первого вице-премьера И.И. Шувалова Минфин РФ подготовил предложения по сбору 2,5 трлн руб. за 2017–2019 гг. за счет повышения налогов и мобилизации доходов. Только в 2017 г. ведомство рассчитывало дополнительно собрать 670 млрд руб., а в 2019 г. – почти 1 трлн руб..


Это было бы возможно за счет нефтяников, «Газпрома», табачников, за счет введения акциза на напитки с добавлением сахара и НДС на интернет-торговлю, а также большего размера дивидендов с госкомпаний. Однако предложения Минфина России по мобилизации дополнительных доходов не приняты, сообщил по итогам бюджетного совещания И.И. Шувалов [13].


На совещании у вице-премьера А.В. Дворковича были даны поручения, согласно которым в этом году может быть принят новый налоговый режим в нефтяной отрасли, предполагающий отмену экспортной пошлины на нефть и перекладывание ее на налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и новый налог – на добавленный доход (НДД) [21].


Необычайно тяжелое положение в финансовой сфере вызывает глубокое сочувствие к должностным лицам, вынужденным от безысходности принимать непростые решения. Отмена экспортной пошлины на нефть и перекладывание ее на НДПИ и новый налог – НДД, с нашей точки зрения, приведет к следующим последствиям:


1) к стимулированию вывоза топливно-сырьевых ресурсов нефтяными компаниями на экспорт и, следовательно, к относительному сокращению их предложения на отечественном рынке, что будет способствовать росту цен на продукты нефти для российских покупателей и снижению экспортных цен. Снижение экспортных цен – основная проблема текущих финансов России, которая, очевидно, может усугубиться такими вероятными последствиями;


2) если действовать от противного – при условии допущения роста экспортной пошлины на топливное сырье налоговая нагрузка ляжет на производителей–экспортеров нефти. Так как мировые цены на топливно-сырьевые ресурсы устанавливаются не нефтяными компаниями, компенсировать увеличение экспортной пошлины за счет поднятия цен на топливное сырье на мировом рынке не удастся. Этим и объясняется невозможность переложить налоги нефтяных экспортеров на другие субъекты рынка в случае повышения экспортных пошлин.


Такие мероприятия стимулируют продажу нефти внутри страны относительно экспорта, а значит, способствуют снижению цен на отечественном рынке и увеличению экспортных цен, что необходимо для увеличения доходной части бюджета в условиях его чрезмерной зависимости от топливно-сырьевого экспорта;


3) при увеличении внутрироссийских налогов – НДПИ и НДД нефтяные компании имеют возможность повысить цены на отечественном рынке в интервале между внутрироссийской и экспортной ценами на ресурсы. Поэтому нагрузка на увеличение НДПИ и НДД будет переложена на отечественных покупателей посредством поднятия цен на внутрироссийском рынке. В данном случае уместен комментарий в обсуждении статьи из газеты «Коммерсантъ»: «После введения НДПИ стоимость моторного топлива увеличилась на треть, после введения НДД стоимость моторного топлива еще увеличится на треть. Уже в России цена на моторное топливо выше, чем в США, а будет еще дороже» [2];


4) мы не располагаем данными о том, на сколько повысится стоимость моторного масла в случае увеличения налогов, но любое поднятие цен на топливно-сырьевые ресурсы на внутрироссийском рынке, в свою очередь, пропорционально увеличивает производственные расходы отечественных предприятий, повышает себестоимость производимой продукции, работ, услуг, снижает конкурентоспособность отечественных производителей, ухудшает финансовые результаты, а значит, сокращает поступления в государственный бюджет в виде налога на прибыль, особенно от несырьевой составляющей экономики. Так, происходит сокращение конкурентных преимуществ российских производителей и, как следствие, снижение инвестиционной привлекательности отечественной экономики. Данная проблема подробнее освещена в [15; 18, с. 382–387].


Очевидно, что из п. 1, 3 и 4 мы получаем действия, прямо противоположные задачам подъема отечественного производства, инновационного развития, импортозамещения, сокращения зависимости от топливно-сырьевого экспорта, а также президентскому курсу на максимальное обеспечение интересов всех граждан страны на основе политического и экономического суверенитета России.


В условиях российских холодных зим, непривлекательных для инвесторов, основные конкурентные преимущества и инвестиционная привлекательность отечественных производителей имеют потенциал в преобладающем богатстве нашей страны – большом количестве топливно-сырьевых месторождений, которые в первую очередь необходимо поставить на службу отечественному несырьевому производству.


Трудности российской экономики при ее превосходящих все страны мира природных богатствах всегда выглядят парадоксально. Россия имеет наибольший из большинства развитых стран потенциал для независимого и полноценного развития. Поэтому всегда удивляет столь сильная зависимость России от мировых валют, международного валютного фонда, геополитики и геоэкономики евроатлантических стран. Ответ на вопрос о причинах такой зависимости лежит в построении геополитики и геоэкономики таким образом, чтобы природные ресурсы


России, а также отечественные драгоценные металлы служили интересам транснационального капитала в большей степени, чем интересам России. Поэтому поворотный этап развития, на котором находится России, требует таких взвешенных, кардинальных решений в финансовой политике государства, геополитике, геоэкономике, которые направят несметные богатства России с ее месторождениями природных ресурсов прежде всего на пользу всего населения нашей страны, а не преимущественно импортеров и экспортеров национальных богатств.


При современном состоянии экономики производители «несырьевой составляющей» находятся в более худших условиях и имеют значительно меньшие возможности для развития, особенно в вопросах финансирования, снижения себестоимости производства и окупаемости затрат, в конкурентных преимуществах и инвестиционной привлекательности. Без улучшения этих параметров невозможно успешно и эффективно наращивать долю несырьевой составляющей конкурентоспособных производителей. О возможностях и показателях финансовой реализуемости инвестиционных проектов, а также об источниках их финансирования сказано в [16, с. 29–38; 12, с. 53–54].


Чтобы слова главы правительства «формировать более современные и конкурентоспособные структуры, наращивать долю несырьевой составляющей, улучшать условия для бизнеса» стали реально выполнимыми, одним из ориентиров в финансовой и правовой политике государства должно стать равенство условий и возможностей топливно-сырьевой и несырьевой составляющих экономики в обеспечении конкурентных преимуществ, инвестиционной привлекательности, а также следование принципу «равная оплата за равный труд».


В этой связи увеличение доходной части бюджета за счет топливно-сырьевых производителей возможно до величины, приводящей к сокращению их нормы прибыли до уровня средних производителей по России, сокращению зарплатоемкости работников в топливно-сырьевых отраслях до среднего размера зарплатоемкости персонала, работающего в аналогичных условиях с сопоставимыми трудовыми затратами, а также к сокращению дивидендоемкости. Такой справедливый подход соответствует принципу: национальное достояние – месторождения отечественных топливно-сырьевых ресурсов – должно служить экономике страны в целом и, как следствие, всему населению, а не преимущественно добывающим и экспортирующим компаниям.


Важно, чтобы индикаторами меры увеличения финансирования из указанных источников были прежде всего не пожелания или лоббистские требования экспортеров топливно-сырьевых ресурсов с их узкокорпоративными интересами, а средние показатели нормы прибыли, нормы реинвестиций из прибыли, зарплатоемкости, трудоемкости, дивидендоемкости по стране, измеряемые в сопоставимых условиях, что служит интересам страны в целом. Сравнение конкурентоспособности воспроизводственных процессов в топливно-сырьевом и несырьевом производствах можно также оценивать на основе коэффициента дополнительных инвестиционных ресурсов, который рассчитывается как отношение чистой прибыли к прибыли, минимально необходимой для организации эффективных воспроизводственных процессов. Для простого воспроизводства значение коэффициента дополнительных инвестиционных ресурсов принимается равным единице. Если его значение больше единицы, то появляется возможность для расширенного воспроизводства [12, с. 54].


Чем выше дивидендоемкость выпускаемой продукции компании, тем меньше она нуждается в средствах для развития, а следовательно, есть возможности часть денег, направленных на выплату дивидендов, использовать на другие цели.


Эти средства в интересах экономики страны могли быть вложены в несырьевые отрасли производства. Однако обладатели этих средств обычно находят им более выгодное применение, чем инвестирование в несырьевые производства.


Ни для кого не секрет, что инвестиционная привлекательность, конкурентные преимущества несырьевых производств слишком малы в сравнении с топливно-сырьевым бизнесом. Вложения в добывающие отрасли более привлекательны для инвесторов.


Из сказанного следует, что у нефтянников, газовиков и т.п. имеются средства, которые могли быть перераспределены в несырьевое производство. Для этого необходимо, чтобы в финансовой политике государства создавались мотивирующие стимулы для несырьевых инвестиций. Такое перераспределение косвенно происходит при увеличении пошлин на топливно-сырьевой экспорт.


Чем больше таможенные барьеры оставляют топлива и сырья на отечественном рынке, тем дешевле будет его рыночная цена для отечественных производителей, а значит, больше будет конкурентных преимуществ и выше инвестиционная привлекательность на отечественном рынке. С ростом конкурентных преимуществ и инвестиционной привлекательности увеличится число инвесторов, заинтересованных вкладывать средства в отечественное производство, что так необходимо для ослабления зависимости экономики от топливно-сырьевого экспорта, достижения импортозамещения и устойчивого развития.


Другой стимулирующей мерой могли бы стать существенные налоговые льготы для организаций нефтегазового комплекса в части инвестирования своей прибыли в несырьевую составляющую отечественных производств.


На Всемирном энергетическом конгрессе в Стамбуле Президент РФ В.В. Путин заявил, что Россия готова присоединиться к мерам ОПЕК по ограничению добычи нефти и призывает другие нефтедобывающие страны поддержать эту инициативу.


Главной причиной этого шага, по его словам, являются не трудности с наполнением российского бюджета, а желание привести энергорынок в стабильное состоянии. Последние два года инвестиции в нефтяной сектор катастрофически падают, это значит, что перепроизводство нефти скоро обернется дефицитом и новым скачком цен, пояснил свою логику В.В. Путин.


«В сложившейся ситуации заморозка или даже сокращение добычи является, пожалуй, единственным правильным решением для сохранения устойчивости всей мировой энергетики», – подчеркнул Президент РФ [5].


С точки зрения автора, оптимальной мерой для ограничения экспорта российских топливно-сырьевых ресурсов с целью урегулирования перепроизводства в мире и сохранения устойчивости всей мировой энергетики является усиление таможенных барьеров и наполнение внутрироссийского рынка топливносырьевыми ресурсами. Такие меры будут способствовать повышению цен на мировом рынке, увеличат поступления в государственный бюджет от экспортных пошлин, создадут конкурентные преимущества для несырьевого производства на отечественном рынке в виде удешевления топливно-сырьевых ресурсов. Резервы в топливно-сырьевых отраслях для таких мер следует искать в оценке вышеуказанных индикаторов в виде зарплатоемкости, дивидендоемкости, трудоемкости, нормы прибыли, нормы реинвестиций из прибыли.


Происходящее сокращение инвестиций в нефтяной сектор не следует рассматривать как абсолютно отрицательный фактор. Такое сокращение инвестиций возможно до момента очередного роста мировых цен на топливо и сырье.


Сокращение инвестиций приводит к замораживанию или сокращению добычи, которые Президент РФ в сложившейся ситуации назвал «единственным правильным решением для сохранения устойчивости всей мировой энергетики».


Замораживание, сокращение добычи и ограничение топливно-сырьевого экспорта будут способствовать сохранению отечественных месторождений для будущих поколений, что и является основой концепции устойчивого развития.


Замораживание и сокращение добычи не препятствуют инвестициям в несырьевой сектор, стимулируют освобождение зависимости отечественной экономики от топливно-сырьевого экспорта, побуждают к импортозамещению при рациональной и эффективной финансовой политике государства. Инструменты такой политики рассмотрены в [19, с. 33–40].


Для рационального перераспределения средств через инструменты финансовой политики возможно и необходимо создание более благоприятного инвестиционного климата для отечественных производителей относительно топливносырьевой добычи.


В последние годы мы наблюдаем увеличение доли банковского кредитования потребителей относительно кредитов для производителей. Такая тенденция указывает на низкую деловую активность производителей и на то, что банковская система в своей основе не служит поднятию отечественных производителей, инновационному развитию, импортозамещению, сокращению зависимости от топливно-сырьевого экспорта, а в основном финансирует потребителей преимущественно импортных товаров.


Диалектика учит нас комплексному рассмотрению процессов и явлений, происходящих в экономике, с учетом динамических изменений, места, времени и обстоятельств; выявлению причин происходящих процессов, разрешению возникающих противоречий, а не одностороннему регулированию финансов через банковскую систему без достаточного учета причин финансовых изменений и соответствующего воздействия на них. О комплексном конструктивном подходе в достижении устойчивого развития и идеологическом противостоянии ему в виде «теории управляемого хаоса» говорится в [17, с. 139–159].


Итак, опережение кредитного финансирования потребительского спроса без сбалансированного развития отечественных производств служит финансированию импортных, а не отечественных производителей, приводит к укреплению монополий, не нуждающихся в инновациях из-за недостаточности достойных конкурентов, к обесцениванию рубля, инфляции и снижению уровня жизни населения. Во избежание подобных последствий необходимо следовать общеизвестному закону экономики – сбалансированности спроса и предложения на рынке, а не стимулированию спроса при ограничении возможностей сопоставимого отечественного производства.


Стимулировать спрос для текущих условий российской экономики наиболее закономерно через создание новых рабочих мест, открытие новых предприятий, где все большее количество граждан будут получать зарплаты, увеличивающие спрос на растущее предложение новых производителей продукции, конкурентоспособной на мировом рынке. Для этого необходимо финансовое стимулирование инновационной активности субъектов малого предпринимательства, вопросы которого рассматриваются в [7, с. 97–100]. В достижении этих целей немаловажно эффективное взаимодействие производителей с банками, формирование инновационного потенциала кредитных учреждений, о котором говорится в [14, с. 10].


Таким образом, мера сбалансированности роста потребительских и производственных кредитов является индикатором деловой активности и роста новых производств, возможности использования банковских кредитов для этих целей, следствием чего должно стать поднятие отечественных производителей, инновационное развитие, импортозамещение, сокращение зависимости от топливно-сырьевого экспорта, что, разумеется, невозможно при столь высоких ставках процентов за пользование банковским кредитом. Сокращение ставок вызывает опасение в усилении инфляции, но если это приведет к массовому открытию новых конкурентоспособных производителей, то такое усиление инфляции – временно вынужденная, тактически неизбежная мера для стратегического укрепления и устойчивого развития экономики, которое в отличие от спекулятивных операций Центробанка с иностранной валютой, является единственно необходимым условием для устойчивого преодоления инфляции в долговременном стратегическом аспекте.


Практика пополнения золотовалютных резервов страны не драгоценными металлами, а долларами (евро), продажа золота и российских топливно-сырьевых ресурсов за доллары (евро), установление курса золота на внутрироссийском рынке в долларах приводят к удорожанию золота на российском рынке и удешевлению российского золота для зарубежных покупателей за долларовую валюту, что коренным образом неоправданно ослабляет позиции рубля и укрепляет долларовую систему США в ущерб не только России, но и всему остальному миру, на исключительность в отношении к которому открыто претендуют США. Подробнее об этом
сказано в [15]. Данное обстоятельство, как и само не оправданное законами рынка признание в качестве мировой валюты доллара США (евро), не обеспеченного соответствующими активами, способствуют чрезмерной эмиссии доллара (евро), излишняя денежная масса которого экспортируется в страны в обмен на богатства всей планеты, направляется для пропаганды, установления и укрепления в различных странах режимов неоколониальной зависимости, на финансирование беспорядков, создание и поддержание очагов напряженности, вооруженных конфликтов, распространение терроризма, ущемление правомерных интересов России.


Размещение отечественного государственного капитала на счетах американских и европейских банков – прямое финансирование геополитических и геоэкономических интересов евроатлантического капитала, утверждения исключительности, о которой открыто заявляют США и которая приводит к ослаблению государственных суверенитетов, укреплению армии НАТО и ее размещению в различных странах, финансовой, политической и военной неоколонизации всего мира.


Литература
1. Бариленко В.И. Бизнес-анализ как инструмент обоснования условий устойчивого развития // Вопросы региональной экономики. – 2015. – № 3. – Т. 24. – С. 137–144.
2. Барсуков Ю. Нефтяникам предложили войти в обложение. НДД в отрасли могут ввести с 2018 года // Коммерсантъ. – 2016. – № 169. – С. 1 [Электронный ресурс]. URL: kommersant.ru/doc/3088461
3. Вислогузов В., Барсуков Ю. С полезных ископаемых налогов больше не добыть. Власти ищут деньги там, где их видели в последний раз // Коммерсантъ. – 2015. – № 178. – С. 1 [Электронный ресурс]. URL: kommersant.ru/doc/2820554?utm_source=kommersant&utm_medium=doc&utm_campaign=vrez
4. Горбунов С.В. Формирование инвестиционной политики предприятия в изменяющихся условиях внешней среды // Инновационная экономика: информация, аналитика, прогнозы. – 2011. – № 5–6. – С. 88.
5. Егорова Е. Путин в Турции сделал беспрецедентное заявление об ограничении добычи нефти // МКRU. 10.10.2016 [Электронный ресурс]. URL: mk.ru/politics/2016/10/10/putin-v-turcii-sdelal-besprecedentnoe-zayavlenie-ob-ogranichenii-dobychinefti.html
6. Замминистра финансов РФ предупредила о финансовом коллапсе страны // Maxpark. 30 июля 2016 [Электронный ресурс]. URL: maxpark.com/community/4109/content/5370815
7. Карницкая Э.Н., Попова С.В. Финансовое стимулирование инновационной активности субъектов малого предпринимательства в Чувашской Республике. В сб.: Современные концепции научных исследований. Материалы IV Международной научно-практической конференции. Нижегородский филиал МИИТ / под ред. Н.В. Пшениснова. – Н. Новгород, 2015. – С. 97–100.
8. Кувалдина Т.Б. Экологическая результативность на железнодорожном транспорте // Сибирская финансовая школа. – 2012. – № 2. – С. 83–86.
9. Захаров В.Я., Захаров И.В. Роль государства в устойчивом развитии экономики. В сб.: Экономические аспекты развития российской индустрии в условиях глобализации. Материалы Международной научно-практической конференции кафедры «Экономика и организация производства». – М.: ООО «Научный консультант», 2015. – С. 81–84.
10. Колосова Т.В. Мониторинг инновационного потенциала как инструмент обеспечения устойчивого развития предприятий // Экономика и эффективность организации производства. – 2011. – № 14. – С. 203–208.
11. Мельник М.В. Основные элементы устойчивости экономики в современных условиях // Учет. Анализ. Аудит. – 2015. – № 4. – С. 16–22.
12. Морозова Н.А. Эффективная амортизационная политика как фактор повышения экономической безопасности // Теоретические и прикладные аспекты экономической безопасности региона: сб. статей. Материалы III Международной научно-практической конференции в режиме on-line / гл. ред. Н.В. Пшениснов. – Чебоксары: Негосударственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Экспертно-методический центр». – 2014. – С. 53–54.
13. Правительство не приняло мобилизационные предложения Минфина – Шувалов // Ведомости. 31.08.2016 [Электронный ресурс]. URL: vedomosti.ru/economics/news/2016/08/31/655109-pravitelstvo-minfina
14. Третьякова Е.А., Пермичев Н.Ф. Формирование инновационного организационно-экономического потенциала кредитных организаций // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. – 2012. – № 4 (40). – С. 10.
15. Чернов В.А. Геоэкономика и геополитика России: влияние экономических и финансово-политических аспектов на импортозамещение. В сб.: Импортозамещение оборудования и технологий в стратегически важных отраслях экономики России. Материалы Всероссийской научно-технической конференции 2015 [Электронный ресурс]. URL: opk.spb.ru/category/trainingcenter/business-coaching/business-coachingconference/
16. Чернов В.А. Инвестиционный анализ: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», «Финансы и кредит», «Налоги и налогообложение», по специальностям экономики и управления / под ред. М.И. Баканова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. – 159 с.
17. Чернов В.А. Методология экономического анализа: историческая преемственность и инновации // Аудит и финансовый анализ. – 2016. – № 4. – С. 139–159.
18. Чернов В.А. Способы достижения устойчивого социально-экономического развития и экологические проблемы России. В сб.: Великие реки’ 2015. Труды конгресса 17-го
Международного научно-промышленного форума: в 3-х т. – Н. Новгород: Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет, 2015. – С. 382–387.
19. Чужмарова С.И. Регулирование внешнеэкономической деятельности природопользователей республики Коми как объективной основы налогообложения // Региональная экономика: теория и практика. – 2010. – № 30. – С. 33–40.
20. Шеремет А.Д. Комплексный анализ показателей устойчивого развития предприятия // Экономический анализ: теория и практика. – 2014. – № 45. – С. 2–10.
21. Яшина Г. Свести концы с концами. Почему бюджет 2017 года не сходится // Капитал страны. Федеральное интернет-издание. 15.09.2016 [Электронный ресурс]. URL: kapital-rus.ru/articles/article/svesti_koncy_s_koncami_pochemu_budjet_2017_goda_ne_shoditsya/

26.04.2022

Также по этой теме:


Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст
Ваша корзина пуста