Теоретические основы фандрайзинга в сфере культуры



Опубликовано в журнале "Финансовый менеджмент" №3 год - 2019


Шекова Е.Л.,
кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры управления
экономическими и социальными процессами в кино- и телеиндустрии
Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения


В статье рассматриваются теоретические основы фандрайзинга – деятельности по привлечению различных источников финансирования для развития некоммерческих проектов. Автором проведен обзор основных зарубежных и российских источников, посвященных теме фандрайзинга в сфере культуры. В заключение уточняется определение фандрайзинга для российской сферы культуры.


Фандрайзинг (от англ. fund – фонд, финансирование и raising – добывание, сбор) буквально означает «сбор средств» [1, с. 66].


Особую актуальность фандрайзинг приобрел для сферы культуры, решающей задачи сохранения национального наследия, возрождения народных традиций, повышения интеллектуального и духовно-нравственного потенциала общества. Сфера культуры объединяет различные организации, а также частных лиц, оказывающих культурно-просветительские, образовательные, реставрационные услуги и занимающихся организацией досуга населения.


В сфере культуры можно выделить две составляющие: коммерческую и некоммерческую.


Коммерческая составляющая объединяет юридических и физических лиц, функционирующих на условиях самоокупаемости. К ним относятся организации шоу-бизнеса, кинотеатры, выставочные комплексы, художественные и реставрационные мастерские, а также экскурсоводы, реставраторы, оценщики, эксперты, продюсеры, антрепренеры (рис. 1).



Некоммерческая составляющая сферы культуры включает организации и отдельных граждан, не имеющих возможности финансировать свою деятельность за счет получаемых доходов. Это музеи, театры, библиотеки, филармонии, а также большинство писателей, художников и композиторов.


Разнообразие продукции сферы культуры напрямую зависит от задач, решаемых сферой культуры в обществе и претерпевших существенные изменения за последние десятилетия.


Если в 1960–1970-х гг. задачи сферы культуры сводились преимущественно к удовлетворению духовных потребностей и развитию творческих способностей населения, то в настоящее время к ним добавились стратегическое развитие территорий, обеспечение роста социально-экономических показателей отдельных регионов и страны в целом.


Смена взглядов на роль сферы культуры в экономике отражена в ряде исследований, проводимых в различных странах. В 1980-х гг. экономика сферы культуры стала предметом анализа в связи с попытками сокращения государственного финансирования этой сферы. Снижение бюджетных субсидий на нужды культуры и искусства было вызвано общим экономическим спадом, охватившим многие европейские страны в 1980-х гг. В результате большинство организаций культуры оказалось в крайне сложном финансовом положении.


Первое европейское исследование, проведенное в 1984 г. в Цюрихе по заказу местных органов власти, было посвящено «экономическому значению цюрихских учреждений культуры» [2]. Местные органы власти интересовало, какой экономический эффект получает государство от финансирования организаций культуры и насколько целесообразно продолжать дальнейшее их финансирование.


На основе исследования финансовых потоков различных организаций культуры Цюриха (бюджетные субсидии организациям культуры, налоговые платежи организаций культуры, доходы государственных предприятий от реализации сопутствующих услуг) было установлено, что 26,2% государственных субсидий, направляемых в сферу культуры, прямо или косвенно возвращаются государству [2, с. 99].


Кроме того, исследование показало, что организации культуры и их персонал выступают значительной группой потребителей на рынке товаров и услуг и расходуют денежные средства, в 1,5–2 раза превышающие объемы выделяемых им государственных субсидий. Это оказывало «сильное оживляющее воздействие на экономику» [2, с. 100].


Таким образом, в ходе исследования было доказано, что организации культуры играют существенную экономическую роль, вызывая в ходе своей деятельности обратные потоки
финансовых средств в государственный бюджет и стимулируя развитие других сфер экономики.


После цюрихского исследования появились другие исследования социально-экономической роли сферы культуры в различных странах [2, с. 100; 3, p. 199–206].


Так, в 1985 г. Амстердамский университет по заказу муниципальных органов власти, агентства по туризму и торгово-промышленной палаты провел исследование на предмет «экономического значения профессиональных искусств в Амстердаме» [2, с. 100]. Под профессиональными искусствами понимались как коммерческие (художественные галереи, аукционные дома, кинотеатры, видеосалоны, художественно -производственные мастерские, концертные залы), так и некоммерческие организации и объединения (театры, музеи, оркестры, художественные вузы), а также отдельные граждане (художники, артисты, писатели). Цель исследования заключалась в оценке экономического эффекта от функционирования сферы культуры и искусства.


Проведенное исследование показало, что сфера культуры и искусства Амстердама создает рабочие места для 12 тыс. человек, что составляет 1,6% жителей города. Среди 48 ведущих отраслей экономики Амстердама сфера культуры занимает восьмое место по количеству созданных рабочих мест, опережая рекламный и издательский бизнес.


В 1990-х гг. экономический эффект от функционирования сферы культуры стал использоваться для развития инвестиционной привлекательности кризисных регионов, создания рабочих мест, решения социальных проблем в регионе. Так, в 1990-х гг. многие области и города Германии и Великобритании в связи с истощением природных ресурсов и закрытием промышленных предприятий оказались в тяжелом экономическом положении. Для создания новых рабочих мест, развития инфраструктуры, привлечения финансирования, активизации сферы туризма стали создаваться музеи, театры, выставочные комплексы, организовываться фестивали и конкурсы. В качестве успешных примеров можно привести Эдинбург в Великобритании и Рурскую область в Германии.


В России сфера культуры также играет существенную роль в социально-экономическом развитии страны, на что указывают исследования российских ученых [4].


По данным Росстата, вклад сферы культуры в ВВП составил в 2016 г. 0,5% (1). Значительную часть организаций в отечественной сфере культуры составляют учреждения культуры. Большинство музеев, театров, библиотек функционируют в форме государственных учреждений и финансируются из бюджетных средств.


Быстрый рост сферы культуры во многих странах во второй половине XX в., а также попытки государства сократить выделяемые субсидии на финансирование культурной деятельности привлекли внимание исследователей к проблемам экономики и менеджмента организаций культуры.


Первые исследования особенностей управления организациями культуры относятся к 1960-м гг. и связаны с именами американских ученых – У. Баумолем и У. Боуэном, опубликовавших в 1966 г. результаты своих работ в книге «Исполнительские искусства: экономическая дилемма» [5].


У. Баумоль и У. Боуэн обратились к экономическому анализу результатов деятельности сферы культуры на примере исполнительских искусств. Ими были исследованы динамика количества организаций культуры в США на протяжении нескольких десятилетий, расходы и доходы театров, оркестров, концертных организаций, а также уровень средней заработной платы сотрудников организаций культуры и его соотношение со средним уровнем оплаты труда в экономике.

 


(1) Данные Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. URL: gks.ru/ (дата обращения: 20.01.2019).



В результате проведенных исследований У. Баумолем и У. Боуэном были выявлены следующие особенности экономики и менеджмента организаций культуры.


1. Ограничение роста производительности труда. В качестве особенностей менеджмента организаций культуры ученые выделяют проблемы измерения и роста производительности труда занятого в них персонала. Для обоснования данных особенностей У. Баумоль и У. Боуэн приводят следующий тезис: «Никто еще не нашел возможности сократить затраты исполнения сорока пяти минут квартета Шуберта, равные трем человеко-часам» [5, p. 162]. В отличие от других сфер деятельности, в области исполнительских искусств повысить производительность труда музыкантов, актеров, танцоров, певцов без потери качества исполнения очень сложно. Замена живого исполнения аудио- или видеозаписями, сокращение числа исполнителей на сцене с целью повышения производительности труда снижают в итоге качество творческого продукта и приводят к негативным оценкам зрителей.


2. Опережающий рост расходов организаций культуры по отношению к их доходам.
Организации культуры в большинстве случаев имеют высокую долю постоянных расходов в своем бюджете (оплата коммунальных расходов, охраны, труда штатных сотрудников и др.), ограничены в возможностях экономии на затратах (в силу ограничения роста производительности творческого труда) и сталкиваются с объективным ростом издержек в связи с инфляцией. Доходы организаций культуры, как правило, не растут такими же темпами, так как культурные услуги не являются продуктом первой необходимости и при повышении цен спрос на них падает. В результате это приводит к опережающему росту расходов организаций культуры над их доходами. Данную закономерность принято называть в экономической литературе «болезнью Баумоля». Позже к таким же выводам пришли американские исследователи Джеймс Хелбрун и Чарльз Грей [6].


В силу опережающего роста расходов по отношению к доходам организации культуры зачастую вынуждены функционировать в условиях дефицита бюджета. Это заставляет их не только экономить на расходах, но и искать дополнительные источники финансирования. У. Баумоль и У. Боуэн в качестве основного условия функционирования организаций культуры называют наличие регулярной внешней поддержки со стороны общества или государства, которая будет компенсировать опережающий рост расходов над доходами данных организаций [5, p. 164]. Для привлечения внешней поддержки может быть использован фандрайзинг как технология сбора различных ресурсов.


Успешным примером лечения «болезни Баумоля» можно рассматривать опыт США, где сфера культуры успешно функционирует при минимальном участии государства за счет активного привлечения финансирования со стороны компаний, частных лиц, благотворительных фондов [7, p. 14].


Опыт США приобретает большую актуальность для российской сферы культуры в связи с сокращением бюджетного финансирования, оптимизацией статей расходов, необходимостью диверсификации структуры доходов учреждений культуры.


Возможности использования фандрайзинга в отечественной сфере культуры анализировали разные российские исследователи с 1990-х гг. На необходимость государственной и общественной поддержки как одну из особенностей экономики и менеджмента организаций культуры указывал А.Я. Рубинштейн [8, с. 175]. Проведя в 1980-х гг. оценку развития российской сферы культуры, Рубинштейн продолжил исследования американских ученых. Он рассматривал цены и посещаемость в сфере культуры как функцию индивидуальной полезности культурных услуг. Обобщая утверждение У. Баумоля и У. Боуэна о том, что затраты организаций культуры объективно возрастают, а рост их доходов ограничен слабым увеличением цен и низким уровнем посещаемости, Рубинштейн выдвинул следующий тезис: «Затраты организаций искусства возрастают быстрее, чем индивидуальная полезность их услуг» [Там же].


Однако рост затрат организаций культуры (за счет использования новых технологий, современного оборудования и т.п.) приводит, по мнению Рубинштейна, к повышению общественного интереса к культурным услугам и служит обоснованием дополнительной государственной поддержки.


В трактовке А.Я. Рубинштейна «болезнь Баумоля» заключается в том, что затраты организаций культуры «возрастают быстрее индивидуальной полезности, но медленнее суммы индивидуальной и социальной полезности культурных услуг» [Там же]. Данное утверждение справедливо, согласно Рубинштейну, не только для рыночной, но и для плановой экономики. По мнению А.Я. Рубинштейна, в СССР имела место специфическая форма «болезни Баумоля», которая была связана с дефицитом товаров и услуг, необходимых для деятельности организаций культуры [9, с. 78].


Лечение «болезни Баумоля», по мнению американских и российских ученых, возможно с помощью использования фандрайзинга [5; 6; 8; 9].


В России первоначальные попытки применения фандрайзинга в сфере культуры имели место c конца 1980-х гг. и были обусловлены в основном кризисным состоянием многих государственных учреждений культуры в связи с сокращением их бюджетного финансирования. В таких условиях фандрайзинг применялся исключительно для роста доходов учреждений культуры в ответ на уменьшение государственных субсидий. Однако в настоящее время в условиях активной поддержки со стороны государства сферы культуры, появления в стране разнообразных организационно-правовых форм культурной деятельности фандрайзинг стал применяться в этой сфере для решения новых задач.


По мнению Т.В. Артемьевой и Г.Л. Тульчинского, фандрайзинг является одной из комплексных технологий современного менеджмента, управленческой деятельности в условиях рыночной экономики, однако его следует отличать от поиска и привлечения инвестиций [10, с. 5–6]. В обоих случаях авторы проектов предпринимают серьезные усилия по привлечению интереса к их идеям и программам в расчете на помощь и поддержку государственных органов, бизнеса и других учреждений, организаций и физических лиц, которые готовы вложить свои личные средства и ресурсы в реализацию этих проектов и программ. Для сравнения: у инвестора цель – извлечение максимальной прибыли, которую он получит после вложения своих средств в предложенные им проекты и программы.


Фандрайзинг же чаще всего связан с поиском средств на некоммерческие проекты, которые не могут быть реализованы на условиях самофинансирования. Если анализировать поддержку социально значимых и некоммерческих проектов и программ, то здесь спонсоры извлекают не прибыль, а выгоду с точки зрения развития проекта в политической, экономической или социально-культурной сфере.


В.Э. Гордин и А.И. Дымникова полагают, что термин «фандрейзинг» представляет собой «привлечение ресурсов в организации культуры сверх финансовых обязательств учредителя и доходов от уставной деятельности» [11, с. 44].


Использование авторами разных вариаций данного термина, таких как фандрайзинг или фандрейзинг, по сути, подразумевает комплекс технологий привлечения ресурсов для реализации некоммерческих проектов и программ.


Однако в английском языке эти два термина будут иметь разное значение. Фандрейзинг (fund raising) – термин, который дословно переводится как собирание, добывание денежных средств, тогда как фандрайзинг (fund rising) означает не привлечение, а рост фондов, что может быть связано не только с привлечением финансирования, но и с другими причинами, например с ростом доходов от коммерческой или некоммерческой деятельности.


А.В. Карпунина утверждает, что фандрайзинг – это деятельность некоммерческих организаций, в том числе и государственных учреждений, по привлечению различных видов ресурсов для достижения социально значимых целей [12, с. 57].


Таким образом, фандрайзинг предполагает существование или появление общности интересов большого количества субъектов общественной деятельности, в том числе государственных органов, компаний, общественных объединений, социальных групп, отдельных граждан. Фактически фандрайзинг является социальной технологией возникновения, формирования и развития многопланового, многофункционального общественного партнерства. В качестве доказательства этого утверждения можно привести тот факт, что в США часто используется аббревиатура FR, которая расшифровывается не только как fund raising (сбор средств), но и как friend raising (от англ. – привлечение друзей) [1, с. 66].


Фандрайзинг как деятельность подразумевает привлечение не только финансовых средств, но и других ресурсов, таких как бесплатный труд заинтересованных людей, предоставление помещения, оборудования, транспортных средств в безвозмездное пользование, материальные пожертвования.


Д. Даушев выделяет основные источники средств в рамках фандрайзинга [13, с. 11].
- Фонды – организации, которые распределяют средства на некоммерческие проекты на конкурсной основе. К этой группе также относятся грантовые программы государственных и коммерческих структур. Фонды отличаются от других источников финансирования тем, что их миссия – найти и обеспечить средствами авторов социально значимых проектов. Именно у фондов существует четкий регламент получения финансирования, который в большей степени исключает влияние субъективных факторов.
- Государственные организации (исключая конкурсные программы). Источники финансирования данных организаций – бюджеты разного уровня, от федерального до местного. В эту группу включается финансирование комитетов по молодежной политике, образованию, культуре, которые предлагают программы по финансированию проектов по разным направлениям деятельности.
- Компании – юридические лица, существующие с целью получения прибыли. Компания может направить часть прибыли на творческие, просветительские, научные и иные проекты в сфере культуры в качестве благотворительной поддержки. Решение о такой поддержке принимает руководство компании совместно с учредителями или акционерами.
- Частные лица – люди, готовые пожертвовать личные средства, имущество, свой труд на важный для них проект.


Разнообразие источников финансирования предполагает использование различных методов привлечения ресурсов в организации. В сфере культуры наиболее распространенными методами фандрайзинга являются привлечение грантов благотворительных фондов, государственных и международных организаций, а также привлечение благотворительных пожертвований и спонсорской поддержки со стороны компаний и частных лиц.


Таким образом, фандрайзингом в сфере культуры называется деятельность по привлечению и аккумулированию различных финансовых, материальных и нематериальных ресурсов, необходимых для реализации проектов и программ некоммерческого характера.


Литература
1. Кольбер Ф. Маркетинг культуры и искусства / пер. с англ.; под ред. М. Наймарк. – СПб.: Изд-во «Васин А.И.», 2004. – С. 66.
2. Диттрих ван Веринг К. Экономическое значение культуры и искусства // Менеджмент. Наука. Образование. Культура: сб. науч. тр. – СПб.: СПбГУКИ, 2003.
3. Throsby D. Culture, Economics and Sustainability // Journal of Cultural Economics. – 1995. – Vol. 19. – No. 3. – Pp. 199–206.
4. Романова В.В., Мацкевич А.В. Бюджетные расходы в сфере культуры и кинематографии: анализ состояния и динамики. Вып. 2 / под ред. Б.Л. Рудника. – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014.
5. Baumol W. and Bowen W. Performing Arts: The Economic Dilemma. – N.Y.: The 20th Century Fund, 1966.
6. Heilbrun J. and Gray C. The Economics of Art and Culture: an American Perspective. – Cambridge: University Press, 1993.
7. Hopkins K. and Friedman C. Successful Fundraising for Arts and Cultural Organizations. – 2nd ed. – Phoenix, Arizona: Oryx Press, 1997. – P. 14.
8. Рубинштейн А.Я. Введение в экономику исполнительского искусства. – М.: Союзтеатр, 1990.
9. Рубинштейн А.Я., Баумоль У., Баумоль Х. Об экономике исполнительского искусства в СССР и США: сравнительный анализ // Экономика искусства. Опыт зарубежных исследований / под ред. А.Я. Рубинштейна. – М.: РИК КУЛЬТУРА, 1991.
10. Артемьева Т.В., Тульчинский Г.Л. Фандрейзинг: привлечение средств на проекты и программы в сфере культуры и образования. – СПб.: Изд-во «Лань»; Изд-во «ПЛАНЕТА МУЗЫКИ», 2010. – С. 5–6.
11. Гордин В.Э., Дымникова А.И. Новое в теории и практике фандрейзинга // Менеджмент и культура. – СПб.: СПбГАК, 1998. – С. 44.
12. Карпунина А.В. Содержание и условия фандрейзинговой деятельности учреждений социального обслуживания населения: дис. ... канд. социол. наук. – Омск: Омский гос. техн. ун-т, 2017. – С. 57.
13. Даушев Д. Фандрайзинг: истории из российской практики: сб. кейсов. – СПб.: ЦРНО, 2012. – С. 11.


21.05.2024

Также по этой теме:


Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст
Ваша корзина пуста