Маркетинг в «зеленой» экономике Туркменистана



Опубликовано в журнале "Маркетинг в России и за рубежом" №3 год - 2015


Пенджиев А.М.,
кандидат технических наук, доктор сельскохозяйственных наук,
доцент Туркменского государственного архитектурно-строительного института


ПенджиевА.А.,
магистр права, менеджер проекта «Содействие государственному
управлению в Туркменистане»


В статье освещается стратегия «зеленой» экономики по охране природы в Туркменистане. Рассматриваются направления применения маркетинга в энергосбережении и в экологическом бизнесе.


Туркменистан достиг значительных успехов в области социально-экономического развития. В стране сформирована национальная модель рыночной экономики, обеспечен ее динамичный рост. В основу дальнейшего развития Туркменистана заложены подход к бережному использованию богатых природных ресурсов, внедрение современной техники и инновационных технологий.


В этом контексте следует отметить, что обязательной составляющей курса на индустриально-инновационное развитие, предусматривающего создание конкурентоспособных производств, является экологический аспект. Создавать новые производства во всех отраслях экономики предполагается с учетом рационального использования природных ресурсов, внедрения экологически чистых, безвредных и безотходных производственных технологий [1].


В стране создана современная нормативно-правовая база, регулирующая вопросы организации, планирования и управления охраной природы и рациональным использованием природных ресурсов, перевода производственных процессов на так называемые зеленые технологии [1; 5–8].


Цель статьи – раскрыть принципы и описать задачи реализации концепции маркетинга в области «зеленой» экономики» и энергосбережения.


На последней Конференции ООН «Рио + 20» (Рио-де-Жанейро, 20–22 июня 2012 г.) в качестве основы устойчивого развития выдвинута новая концепция – «зеленая» экономика. ЮНЕП (программа ООН по окружающей среде) определяет «зеленую» экономику как систему видов экономической деятельности, связанную с производством, распределением и потреблением товаров и услуг, которые должны привести к повышению благосостояния населения, не подвергая его при этом экологическим рискам [6–8].


На пути к реализации «зеленой» экономики лежат трудноразрешимые противоречия. Удовлетворение человеческих потребностей немыслимо без эксплуатации природных ресурсов. Любое производство, по существу, основано на природопользовании – изъятии природных ресурсов, составляющих часть общего природного потенциала ландшафтов [5–8].


При экономическом подходе оценивается стоимость природных ресурсов.


При этом учитываются стоимость сырья на внутреннем и мировом рынке, затраты на добычу и транспортировку к месту переработки и т.п., а также экономическая целесообразность выбора взаимоисключающих видов природопользования. Например, добыча минерального сырья, как правило, делает невозможным ведение лесного хозяйства, рекреации и т.п. В каждом конкретном случае приходится решать, что более целесообразно: вести добычу полезных ископаемых или сохранить ландшафт как источник других природных ресурсов, например лесных [6–8].


При экологическом подходе природный потенциал ландшафта оценивается как совокупность условий, необходимых для жизни и воспроизводства населяющих данную территорию организмов, в том числе и человека. Отторжение природных ресурсов человеком вызывает изменение состояния как отдельных природных компонентов, так и ландшафта в целом – нарушается экологический режим территории, ухудшается состояние окружающей среды.


Реализация «зеленой» экономики возможна лишь при соблюдении четвертого закона экологии Б. Коммонера [5; 6]: «За все надо платить». Поэтому при оценке природных ресурсов особое место должна занимать ее эколого-экономическая оценка. Она включает оценку затрат на рекультивацию естественного потенциала ландшафта после его нарушения, вызванного эксплуатацией природных ресурсов. Опыт показывает, что игнорирование эколого-экономической оценки приводит подчас к тяжелым последствиям – затраты на рекультивацию земель могут оказаться выше стоимости использованных ресурсов. Экономия на восстановлении нормальной среды обитания оборачивается трагическими эколого-социальными последствиями: снижением работоспособности, ухудшением здоровья, увеличением смертности людей. Потери, связанные с ухудшением здоровья людей, социальные издержки, вызванные ухудшением состояния окружающей среды, могут быть столь значительными, что ущерб перекроет получаемый хозяйственный эффект.


Чтобы биосфера не деградировала, модели устойчивого развития должны строиться на экономическом принципе, в соответствии с которым затраты на охрану природы и рекультивацию земель должны превосходить затраты на развитие промышленности, урбанизацию и войны.


Концепция маркетинга и его развития прошла заметную эволюцию. В старом, узком понимании маркетинг рассматривался как предпринимательская деятельность, направленная на продвижение и реализацию товаров и услуг. В современном, расширенном понимании изучаются не только экономические, но и социальные взаимоотношения производителя и потребителя, учитывается взаимное влияние социальных групп населения, государственной и профсоюзной деятельности. В современном понимании объектами маркетинга могут быть люди, организации, идеи, охрана окружающей территории и даже обеспечение безопасности эффективного использования [2–4].


Маркетинг применяется при разработке статического плана в области повышения энергоэффективности, принятия тактических решений по вопросам «зеленой» экономики с использованием местных возобновляемых энергоресурсов.


Маркетинг направлен также на сокращение выбросов парниковых газов и их продажу, чтобы выручку от их продажи можно было пустить на развитие и освоение пустынных территорий.


Роль маркетинга в энергосбережении. Стремительный рост энергетических мощностей хозяйственного производства становится все труднее обеспечивать.


Поэтому все актуальнее становятся задачи экономии энергоресурсов с учетом экологического потенциала.


Можно выделить следующие основные направления проведения исследований в области энергосбережения, необходимые для использования инструментов маркетинга:
– анализ структуры и объема энергопотребления, выявление потерь энергии, установление причин их возникновения и определение путей их устранения или сокращения;
– разработка мероприятий по маркетингу энергосбережения;
– внедрение энергосберегающих технологических процессов и оборудования;
– выполнение работ по прогнозированию спроса на сельскохозяйственную продукцию, требующую меньших затрат энергоресурсов;
– сбор сведений по наличию местных возобновляемых и вторичных энергоресурсов и разработка предложений по их использованию;
– определение перечня энергоемких машин и оборудования, подлежащих списанию как нерациональных;
– применение учета расходуемых энергоресурсов на фермах, в бригадах, на каждом рабочем месте;
– учет перерасхода энергоресурсов, вызванного ненадлежащим качеством получаемого сырья, материалов и другой продукции, а также низким качеством производимой продукции;
– применение мер по устранению этих недостатков;
– изучение и внедрение инновационных технологий по осуществлению режима экономии энергоресурсов.


Маркетинговый экологический бизнес. Маркетинг предполагает разработку, производство и сбыт товаров с учетом сокращения энергетических затрат в целях охраны окружающей среды.


Есть по меньшей мере две причины, обусловливающие необходимость изучать и использовать методы маркетинга в нашей стране в условиях реформы хозяйствования: во-первых, надо знать методы, которыми пользуются наши контрагенты в расширяющейся международной торговле квотами вредных выбросов; во-вторых, при решении многих проблем, связанных с выходом хозрасчетных предприятий на рынок, планированием ассортимента товаров, определением нужного качества продукции, рекламой и другими методами воздействия на потребителей, опыт маркетинга – хорошее подспорье в «зеленой» экономике на основе возобновляемых источников энергии.


Например: автономные солнечные энергетические станции (СЭС) дают возможность сэкономить на решении задач ускоренного перевода овцеводства на индустриальную основу развития в условиях экономического неосвоения, дефицита трудовых ресурсов, отсутствия транспортного сообщения, электричества, коммуникаций и пресноводных источников на площади 15 млн га ныне не используемых естественных пастбищ страны. Именно на основе СЭС предлагается создать надежный источник энерговодоснабжения в пустыне Каракумы, которая занимает 80% территории Туркменистана. Если учесть, что водообеспеченность пастбищ Туркменистана достигается за счет поверхностных вод менее чем на 10%, а доля круглогодичной водообеспеченности пастбищ составляет всего 43,5 общего пастбищного резерва, то вовлечение в оборот подземного потенциала на базе гелиотехники – задача первостепенной важности.


Ориентировочные проектные расчеты показывают, что при вовлечении в оборот свыше 5000 дизельных передвижных насосных станций на них ежегодно сжигается 73 тыс. т дизельного топлива, в результате чего в атмосферу выбрасывается примерно 233,5 тыс. т СО2 в год, или 3756 тыс. долл. прибыли от продажи квоты на СО2. При использовании солнечной фотоэлектрической станции выбросы снизятся в 5,6 раза, или на 82,2%, что можно рекомендовать для продажи квот в Международный углеродный фонд и Всемирный банк.


Торговля квотами представляет собой механизм передачи квот (единиц установленного количества, или ЕУК) между странами, имеющими обязательства.


Например, страна, выполнившая обязательства (Продавец), может продать свои неиспользованные квоты (ЕУК) стране, не выполняющей обязательства (Покупатель). Товаром в данном случае выступает ЕУК (неиспользованная квота).


Проекты «Совместное осуществление и механизм чистого развития» (МЧР), предлагаемые Киотским протоколом.


В рамках данных механизмов страна, имеющая обязательства по Киотскому протоколу, может финансировать проекты, сокращающие выбросы парниковых газов (ПГ) в других странах. При этом объем финансирования эквивалентен объему сокращений выбросов, достигнутых проектом в период 2008–2012 гг. в стоимостном выражении. Возврат вложенных средств происходит в виде передачи стороне, финансирующей проект, достигнутого объема сокращенных выбросов [6–8].


Товаром в данных механизмах являются проектные сокращения, или разница между уровнем выбросов ПГ, которые имели бы место в отсутствие проекта (так называемая базовая линия), и уровнем выбросов, образующихся при проектной деятельности.


Европейская система торговли выбросами. В плане практического применения указанных выше механизмов наиболее «продвинутыми» в этой области являются страны Европейского союза. Для отработки механизмов европейские страны осуществили запуск системы торговли выбросами (Европейская система торговли выбросами – СТВ). В рамках данной системы страны делегируют выполнение обязательств на корпоративный уровень. Правительства стран распределяют обязательства или ограничения на выбросы (квоты) между предприятиями. В остальном торговля квотами осуществляется по схеме, представленной выше.


Анализ углеродного рынка. Анализ состояния современного углеродного рынка говорит о том, что развитые страны (Япония, Канада, страны Европейского союза) не выполнили обязательства по сокращению, хотя проведены определенные работы на период 2008–2012 гг, так как они ограничились только выполнением внутринациональных мероприятий. Поэтому эти страны вынуждены будут приобретать проектные сокращения по механизмам СО и МЧР.


Уже в рамках действующей пилотной фазы Европейской системы торговли выбросами (ЕСТВ) прогнозируемый дефицит квот составляет 200–300 млн т СО2. Для покрытия дефицита участники ЕСТВ могут покупать сокращения выбросов.


В настоящее время форвардные цены на поставку сертифицированных сокращенных выбросов находятся на уровне 7–13 евро за тонну СО2.


В первый бюджетный период 2008–2012 гг. дефицит квот был прогнозирован в 600–700 млн т СО2 в год. Покрытие дефицита должно быть обеспечено за счет сокращенных выбросов от рассмотренных проектов. Уровень цен на данный момент составит, по консервативным оценкам, 15–20 евро за тонну СО2.


Покупатели на углеродном рынке. «Углеродных» покупателей можно классифицировать следующим образом:
– институциональные покупатели;
– правительственные агентства;
– частные компании.


Из институциональных покупателей наиболее крупным является Всемирный банк. Целью банка является содействие созданию глобального углеродного рынка.


Общий размер активов, направленный на приобретение сокращений от проектной деятельности, составляла порядка 600 млн долл. США в 2010 г. Закупка сокращений осуществляется через создаваемые углеродные фонды, действующие в различных секторах экономики и регионах.


Следующим активным покупателем можно назвать Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Под эгидой ЕБРР выступают два углеродных фонда: правительство Нидерландов создало углеродный фонд в размере 32 млн евро; в настоящее время создается Многосторонний углеродный фонд с бюджетом 50–150 млн евро.


Закупка сокращений выбросов предполагается от проектов, которые находятся в кредитном портфеле Банка. NEFCO – углеродный фонд балтийских стран, который осуществляет закупку проектных сокращений от проектов для стран бассейна Балтийского моря.


Бюджет фонда составляет 15 млн евро [5–7].


Использование маркетинга, несомненно, будет способствовать «зеленому» экономическому, экологическому и социальному развитию страны, улучшению условий жизни местного населения, особенно в отдаленных пунктах, в суровых условиях пустыни Каракумы; созданию новых рабочих мест, развитию сельского хозяйства, устойчивого развития и рационального использования природных, энергетических ресурсов в Туркменистане.


Используемые источники
1. Бердымухамедов Г.М. Государственное регулирование социально-экономического развития Туркменистана. Т. 1. – Ашхабад: Туркменская государственная издательская служба, 2010.
2. Дяктеренко В.Г. Основы логистики и маркетинга. – М.: Гордорика, 1996. – 120 с.
3. Ким С.А. Маркетинг. – М.: Из-во Дашков и К, 2012. – 260 с.
4. Котлер Ф. Основы маркетинга. – М.: Прогресс, 1990. – 192 с.
5. Пенджиев А.М. Изменение климата и возможности уменьшения антропогенных нагрузок: монография. – LAMBERT Academic Publishing, 2012.
6. Пенджиев А.М. Экологические проблемы освоения пустынь: монография. – LAP LAMBERT Academic Publishing, 2014. – 226 с.
7. Пенджиев А.М. Механизм чистого развития: приоритеты энергоэффективности в Туркменистане // Международный научный журнал «Альтернативная энергетика и экология». – 2009. – № 10. – С. 142–148.
8. Стребков Д.С., Пенджиев А.М., Мамедсахатов Б.Д. Развитие солнечной энергетики в Туркменистане: монография. – М.: ГНУ ВИЭСХ, 2012.

05.09.2022

Также по этой теме: