Реиндустриализация: проблемы взаимодействия старых и новых промышленных центров



Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №3 год - 2016


Грибов П.Г.,
кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической
безопасности Российской академии народного хозяйства
и государственной службы при Президенте Российской Федерации


В работе предлагается новый взгляд на развитие мирового производства и его взаимодействие с сектором услуг. В противовес господствующей точке зрения о том, что сектор услуг будет являться локомотивом роста мировой экономики в XXI в., автор отмечает, что сегодня наблюдается рост интереса к вопросам развития материального производства. Анализируя крупные события, произошедшие в мировой экономике преимущественно в 1980–2010-е годы, автор приходит к выводу, что процесс массового переноса производства в Азию оказал губительное воздействие на экономики США, Европейского союза и России. Сделан вывод, что первоначальная экономия на оплате труда и сокращении издержек обернулась масштабными проблемами, которые в наши дни выходят на национальный уровень.


В 1973 г. Даниел Белл в работе «Грядущее постиндустриальное общество» [1] формулирует концепцию постиндустриального общества. Э. Тоффлер в работе «Третья волна» [2] выделяет три волны в развитии общества. Последняя волна связана с информацией. Экономистам и социологам того времени ближайшие десятилетия виделись эпохой перемен и кардинального изменения общественного уклада, главными чертами которого должны были стать изменения структуры потребления и производства.


В 1980–1990-е годы стал популярен перенос отдельных видов производств в Азию, в регион с дешевой рабочей силой и (потенциально) значительным спросом. Развитие логистики и низкие издержки азиатского региона долго были настолько привлекательными для американских и европейских компаний, что отток производств с Запада со временем принял характер бедствия. В 1980–1990-е годы в Азию направлялись второстепенные производства или отдельные операции. Так, Китай стал «мировым швейным цехом», а Малайзия стала вторым домом для многих производителей бытовой техники. Со временем в азиатский регион стали переезжать и технологически сложные производства. В Китае появляются заводы Intel, тайваньская компания TSMC стала одним из крупнейших производителей микрочипов для различных устройств. Ситуация в сфере электроники стала прекрасным примером сложившейся ситуации. TSMC не занимается разработкой чипов, а только производит их «под заказ». В Великобритании существует компания ARM, которая разрабатывает микрочипы, но не занимается их производством. Это привело к кардинальному изменению отрасли. Бывший главный конкурент Intel, компания AMD, избрала сходный путь развития, разделившись в 2009 г. на разработчика чипов и производителя, чтобы снова стать прибыльной и оптимизировать дальнейшие инвестиции.


В России развитие таких отраслей, как электроника, в 1990-е годы не происходило, а в 2000-е вопрос о стратегии развития высокотехнологичных отраслей не был решен, несмотря на принятие Стратегии социально-экономического развития России до 2020 года [3]. Два крупнейших отечественных производителя электроники, концерны «Микрон» и «Ангстрем», предпринимали не слишком успешные попытки развития. Заводы приобретали бывшее в использовании оборудование, не отличавшееся технологической новизной, для организации собственного производства и столкнулись с рядом сложностей.


Обе компании позиционировали себя не только как производители, но и как разработчики чипов. Судьба двух гигантов российской электроники во многом повторила судьбы других отечественных промышленных предприятий. На базе завода «Ангстрем» была сформирована «Группа Ангстрем», затем появились родственные компании «Ангстрем-Т», «Ангстрем-М», «НПО Ангстрем». Новое производство планировалось запустить в конце 2000-х, однако спустя почти десять лет оно лишь планируется. «Микрону» удалось освоить выпуск отдельных видов продукции (производство чипов для билетов метро), но отставание от мировых производителей – значительное.


Электроника как отрасль является прекрасным примером состоявшегося передвижения производства материальной продукции в Азию. Оборотной стороной этого процесса стал глубокий кризис весьма доходной и перспективной отрасли в Европе и, отчасти, в США. Европейские производители первыми столкнулись с этой проблемой.


Создание рабочих мест в Азии привело к удару по производителям товаров в Европе, где новых рабочих мест было создано крайне мало. Один из крупнейших производителей электроники, компания Siemens, в 1997–2001 гг. провела масштабную реструктуризацию, в ходе которой подразделение электроники было выделено в отдельную компанию Infineon Technologies. В ходе реструктуризации Infineon Technologies в 2006 г. производство динамической памяти (DRAM) было выделено в отдельную компанию Qimonda. Однако в 2009-м производитель динамической памяти объявил о банкротстве.


Похожей оказалась судьба французского производителя электроники компании Altis Semiconductor, которая рассматривалась в качестве потенциального актива для покупки российскими инвесторами. Другой французский гигант Alсatel в 2006 г. слился в единую компанию с американской Lucent Technologies, до этого, в 2004 г., продав подразделение по производству мобильных телефонов китайской компании TCL.


В 2016 г. ожидается завершение сделки по покупке Alcatel-Lucent компанией Nokia [4].


В Китай была переведена часть производства компании Philips. Теперь производством телевизоров под европейской маркой будет заниматься совместное предприятие с TPV Technology, в которой Philips принадлежит лишь 30% акций. До этого известная европейская компания избавилась от производства компьютерных мониторов и прекратила сотрудничество с южнокорейской LG (производство жидкокристаллических панелей) [5].


В 1990-е и особенно в 2000-е годы рост экономики Китая поражал воображение.


С 2005 по 2014 г. темп роста ВВП Китая не опускался ниже 7%, а в отдельные годы превышал 10% [6]. Этого удалось добиться благодаря успешной экономической политике местных властей, а также инвестициям западных компаний и фондов. Малайзия также успешно продвигала различные экономические проекты. На рынке контрактного производства бытовой техники Малайзия является одним из главных конкурентов Китая. Малайзийская компания Proton ещё в 1990-е купила английского производителя спортивных автомобилей Lotus Cars, а китайская Geely в 2010 г. приобрела шведскую компанию Volvo. Оказался на грани банкротства крупнейший производитель стали Arselor, который в 2006-м объединился с индийским производителем Mittal Steal в единую компанию.


Таким образом, европейский промышленный потенциал оказался подорван переносом производства в другие страны. Значительная утечка производств из США прошла в Китай и в Мексику. Часть компаний США переместили своё производство в Канаду, законодательство которой оказалось благоприятнее для бизнеса. Череда банкротств и проблемы в сфере производства США достигли такого масштаба, что в 2012 г. президент Барак Обама выступил с рядом инициатив, направленных на рост производства в США и возвращение в страну собственных производственных мощностей. В 2013-м заговорили о проведении налоговой реформы, частью которой должно стать снижение налога на прибыль корпораций с 35 до 28%. В 1990-е и 2000-е годы канадские промышленные компании активно развиваются. Bombardier закрепляется в железнодорожном машиностроении и авиации, появляются проекты в ядерной энергетике (проект ядерного реактора CANDU). Канада и Китай становятся лидерами в солнечной энергетике.


В результате переноса производств последние 30 лет происходит формирование новых промышленных центров, управление которыми окрашивается в «национальный оттенок». Глобальные изменения в производстве, стоимости рабочей силы и материальных ресурсов привели к падению конкурентоспособности западных производств [7, с. 80]. На индустриальный сектор Европы оказали значительное воздействие демографический и социальные факторы, которые обострились в конце 1990-х годов. Главный из них – это старение населения Европы, в особенности её главного промышленного центра – Германии. Тенденция оказалась губительной для многих отраслей немецкой экономики, в особенности для сборочных и массовых производств. В начале XXI в. в Германии произошло знаковое событие: спрос на обучение в профессиональной сфере упал настолько, что торгово-промышленная палата Берлина была вынуждена призвать абитуриентов обратить внимание на профессиональные специальности [8].


Это свидетельствует о том, что бо?льшая часть выпускников немецких школ не видит себя в секторе массового производства. Стремление к интеллектуальному труду было благосклонно воспринято экономикой Германии, которая стала ориентироваться на создание соответствующих рабочих мест. Однако сказал своё слово миграционный фактор. Сокращение рабочих мест в отраслях классического производства помножилось на то, что значительную часть оставшихся мест стали занимать мигранты. В металлургии Германии значительную роль играет турецкая диаспора, а в сфере социального обеспечения и бытовых услуг Великобритании – польская. Это привело к нарастанию проблем с безработицей в еврозоне и к росту социальной напряжённости. Социальные и финансовые проблемы, проявившиеся в начале второго десятилетия ХХ в. Во Франции, Греции и на Кипре, подтверждают моё мнение. Сократились рабочие места и доходы не только аборигенов, но и мигрантов, прибывших в Европу ранее.


В Европе и США в начале третьего тысячелетия встал вопрос о реиндустриализации экономик. Появляющаяся напряжённость в отношениях с Китаем приводит к мысли о необходимости преодолеть зависимость от азиатских производств. Наглядным примером новых производств, созданных в рамках реиндустриализации ХХI в., является компания Tesla Motor.


Выделю особенности этой компании.
1) создание новой технологии электромобилей;
2) организация производства автомобилей Tesla в США, а не перенос производства в Азию;
3) создание производства ключевого элемента электромобиля (аккумуляторных батарей) на территории США.


Компания Tesla Motor – хороший пример создания индустриальной компании в развитой стране. Автомобили Tesla активно экспортируются в Китай.


Возможность создания зоны свободной торговли между США и Европейским союзом ускорит эти тенденции. Однако останется открытым вопрос, производство каких стран и предприятия каких отраслей окажутся в списке пострадавших. Пример Греции и Кипра показал, что концентрация внимания только на сфере услуг и туризма не может решить проблем страны. Без развития производства невозможно существование полноценной экономики.


Главный вопрос состоит не в том, нужно ли развивать так называемые инновационные производства в ущерб классическим. Вопрос – как сделать старые виды производства более конкурентоспособными? Хорошим примером в данном случае является европейская металлургия. Мы видим пример компании Arselor, которая была поглощена Mettal Steal. А небольшое предприятие Dillinger Hutte отказалось от поглощения и сохранило свою уникальную технологию. Dillinger Hutte является примером сохранения предприятия «классической» отрасли, работу которого обеспечивают высокие технологии и специализация производства.


Европейские и американские промышленные компании, прошедшие через кризис 2008 г. и особенно через мировой финансовый кризис, оказались в тяжёлом положении. Состояние мировой экономики не способствует реиндустриализации западных стран. Сокращение темпов роста ВВП Китая до 7% повлекло уменьшение спроса со стороны китайской экономики прежде всего на сырьевые товары. Одной из пострадавших стран оказалась Австралия, сырьевой экспорт которой в значительной мере ориентирован на Китай.


В условиях сокращения спроса со стороны одной из крупнейших экономик мира трудно проводить реиндустриализацию и в Европе и России. Для России значительную роль играют санкции. Европа и Россия в поисках капитала для решения своих проблем вынуждены обращаться к ресурсам Китая. Представители КНР купили в 2010 г. шведскую компанию Volvo и крупный пакет акций французской Peugeot. Мировой экономический кризис лишь усилил индустриальные различия США и Китая, а проблемы в мировой политике и конъюнктуре поставили под вопрос традиционные хозяйственные связи, во многом нарушив их.


Следствием мирового экономического кризиса стали изменения на валютном рынке. Прокатившаяся по миру волна девальвации способствовала в том числе повышению конкурентоспособности национальных производств. Одними из первых подобную политику продемонстрировали США, начав в конце 2000-х гг. программу количественного смягчения. Далее волна изменений валютных курсов прокатилась по всему миру. Так, в марте 2014 г. один евро стоил примерно 1,39 долл. США, а к началу 2015 г. – 1,18 долл. Прокатилась волна девальваций по странам СНГ. Особенно заметно этот процесс сказался на России (удешевление национальной валюты составило 100%), Казахстане и в 2015 г. – на Азербайджане. (Три страны объединяет ярко выраженный сырьевой характер их экономик.) В Белоруссии проблемы в экономике привели к деноминации национальной валюты [9].


Китай понизил курс юаня на 2–3%, что несопоставимо с изменениями стоимости валют стран СНГ. Но это говорит о том, что в ходе мирового экономического кризиса пострадали производство и конкурентоспособность абсолютно всех стран, в том числе такой крупной экономики, как Китай.


Ключевой проблемой реиндустриализации сырьевых экономик стала невозможность использования старых моделей экономического роста. Мировой финансовый кризис оказался началом очередного цикла понижения цен на сырьевые товары, что привело к уничтожению возможности дальнейшего роста сырьевых экономик, а также к увеличению инвестиционной активности [10].


Политика механического возвращения производств в развитые страны не будет успешной, как и попытки экспортёров сырья найти способ возрождения старой модели развития. Развитие производства и меняющийся рынок диктуют новые условия работы предприятий. Сегодня потребитель требует разнообразия в продуктовой линейке компаний. Хорошим примером является крупнейший в мире производитель контактных линз компания Essilor, которая производит более 80% продукции под конкретного клиента, но её продукт остается массовым. Одним из главных преимуществ производств развитых стран должно быть создание индивидуального товара под требования клиента (П. Друкер называл это «гибким массовым производством» [11]).


Одной из отраслей, быстро перестроившихся под это понятие, стал сектор вооружений. Отечественный производитель самолетов – ОАК, а до него – АХК «Сухой» научились адаптировать продукцию под требования заказчика. Истребитель Су-30 получил большое количество модификаций во многом благодаря тому, что экспортировался в разные страны, каждая из которых предъявляла свои требования к самолету.


По меркам отрасли Су-30 можно считать соответствующим понятию «гибкое массовое производство». Таким образом, у России есть пример создания новых производств и проведения реиндустриализации. Данный опыт следует распространить и на другие сферы отечественной экономики.


Питер Марш [12] проводит анализ вклада Китая в производство устройств компании Apple, в частности в производство iPhone. Марш приходит к выводу, что (несмотря на производство этих устройств в Китае на мощностях компании Foxxconn, так как компания Apple не имеет собственных производственных мощностей) вклад КНР в производство устройств весьма относителен. Самые дорогие элементы поставляются из других стран (дисплей делают Япония или Южная Корея, процессор производит тайваньская компания TCMS, Великобритания ведает производством микрочипов, в 2008 г. Apple лицензировала технологию британской компании ARM). Таким образом, используется лишь один главный ресурс Китая – дешевая рабочая сила.


Производство в Китае во многом способствует тому, что в 2009 г. себестоимость iPhone составляла 179 долл., в то время как на территории США он продавался в среднем за 500 долл., увеличивая доход компании Apple. Этот пример красочно иллюстрирует главную проблему реиндустриализации: растёт цена конечного продукта.


Одной из главных составляющих успеха компании Lenovo, которая в 2004 г. купила производство компьютеров у IBM, а в 2012-м стала первой по продажам персональных компьютеров, является цена продукции [13]. Главный исследовательский центр Lenovo остался в США, а производство перенесено в Китай. Так компания использует преимущества обеих стран.


Сегодня нельзя говорить о «механическом» возврате промышленного производства из Азии в США и Европу. За последние 30 лет развитие экономики Азии привело к созданию компаний, продукция которых стала конкурентоспособной по сравнению с аналогами из других регионов. Азия заняла достойное место в глобальной экономике.


Развитие новых технологий и необходимость создания новых продуктов дают шанс старым промышленным центрам (США, Европе, России) бросить вызов азиатскому производству и сохранить ведущую роль в мировой экономике.


Литература
1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М.: Academia, 1999.
2. Тоффлер Э. Третья волна. – М.: АСТ, 2004.
3. Стратегия 2020 [Электронный ресурс]. URL: strategy2020.rian.ru/g1/ (дата обращения: 18.03.2016).
4. Рождественская Я. Nokia купила Alcatel-Lucent за $16,6 млрд. [Электронный ресурс]. URL: kommersant.ru/doc/2709384 (дата обращения: 18.03.2016).
5. Оверченко М. Philips прекращает выпускать телевизоры [Электронный ресурс]. URL: vedomosti.ru/business/articles/2011/04/18/philips_prekraschaet_vypuskat_televizory (дата обращения: 18.03.2016).
6. Мировая экономика. Темп роста ВВП Китая [Электронный ресурс]. URL: ereport.ru/stat.php?count=china&razdel=country&table=ggecia (дата обращения: 18.03.2016).
7. Лозик Н., Царегородцев Д. Формирование конкурентоспособных систем управления организацией // Транспортное дело России. – 2015. – № 5. – С. 80–82.
8. Инновационная образовательная сеть: Эврика. Выпускники немецких школ и свободные учебные места не могут найти друг друга [Электронный ресурс]. URL: eurekanet.ru/ewww/promo_print/20585.html (дата обращения: 18.03.2016).
9. Солопенко А. Девальвация евро окажет негативное влияние на экономику стран Балтии и юга Европы // Rubsltic.ru., 2015.
10. Субботина М. Сырьевые рынки: долгосрочные тенденции // Рынок ценных бумаг. – 2010. – № 2. – С. 30–36.
11. Друкер П. Менеджмент: задачи, обязанности и практика. – М.: Вильямс, 2008.
12. Марш П. Новая промышленная революция. – М.: Издательство Института aГайдара, 2015.
13. Рождественская Я. Lenovo заняла первое место по продажам ПК [Электронный ресурс]. URL: kommersant.ru/doc/2042132 (дата обращения: 18.03.2016).


23.11.2023

Также по этой теме:


Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст
Ваша корзина пуста