Арбитражные дела


С каждым годом число хозяйственных споров, где требуется участие переводчика, растет. Между тем правам и обязанностям данного участника арбитражного процесса учеными мало уделяется внимания. Недостаточно разъяснена правовая база, касающаяся не только его процессуального положения, но и даже самого понятия «переводчик». Данное обстоятельство было одним из побудительных мотивов к исследованию правовой основы института переводчика в арбитражном процессе.

В качестве самостоятельных способов защиты гражданских прав в ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) отмечены способы неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону, а также возмещения убытков, которые по своему смыслу не взаимоисключают друг друга, а могут применяться совместно в одном судебном разбирательстве.

Новой формой сотрудничества в последнее время стало заключение между кредитными организациями договора купли-продажи закладных с возможностью их обратной продажи продавцу.

Напомним, что согласно ст. 13 Федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» закладная является именной ценной бумагой, удостоверяющей следующие права ее законного владельца: право на получение исполнения по денежному обязательству, обеспеченному ипотекой, без представления других доказательств существования этих обязательств; право залога на имущество, обремененное ипотекой.

В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее по тексту Закон об ООО) участника общества с ограниченной ответственностью (далее по тексту – ООО), который систематически не выполняет или ненадлежащим образом выполняет обязанности либо препятствует своими действиями достижению целей общества, может быть исключен из общества на основании судебного решения, принятого по результатам рассмотрения соответствующего заявления, поданного участниками, которые составляют в совокупности более чем 10% общего количества голосов участников общества.

В современных рыночных условиях коммерческие организации нередко включаются в арендные отношения для ведения основной предпринимательской деятельности. Условием договора аренды часто закрепляется обязанность арендатора оплачивать коммунальные услуги, направляя средства на расчетный счет арендодателя в соответствии с пришедшими извещениями. Возникает вопрос о правомерности такого условия, если арендодатель не является энергоснабжающей организацией, а сам является абонентом по самостоятельному договору с энергоснабжающей организацией.

При этом возникают сомнения: следует ли включать такую плату в состав арендных платежей?

Согласно ст. 3 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»(1) в систему арбитражных судов в Российской Федерации входят специализированные арбитражные суды.

Специализированным арбитражным судом является Суд по интеллектуальным правам. Он создается для рассмотрения в пределах своей компетенции в качестве суда первой и кассационной инстанций дел по спорам, связанным с защитой интеллектуальных прав.

Оценка в рамках судебного производства становится все более распространенной в практике имущественных споров. Вопрос статуса оценщика в арбитражном, гражданском и уголовном процессе вызывает много дискуссий в профессиональных кругах, среди оценщиков, юристов и государственных судебных экспертов. Поэтому особенности производства судебных экспертиз, связанных с определением стоимости различных видов активов, имущественных прав, являются весьма актуальными.

Федеральным законом от 8 декабря 2011 г. № 422-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием в системе арбитражных судов суда по интеллектуальным правам» в арбитражный процесс введен новый правовой институт, еще один участник – специалист. Основы его процессуального статуса сформулированы в специально ему посвященной статье – ст. 55.1 АПК РФ, в первой из частей которой сформулировано понятие специалиста. Нам представляется таковое очень даже не безупречным. И вот почему.

«Победа выигравшей дело стороны была бы неполной, если бы ее приходилось покупать ценою уплаты судебных издержек. В процессе, как и на войне, контрибуция взимается с того, кто побежден…

Некоторое время назад получил распространение проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с необходимостью оптимизации нагрузки на судей Российской Федерации», в котором предусмотрено помимо прочего увеличение размеров государственных пошлин при обращении в арбитражные суды РФ. Причем увеличение существенное.

По действующему гражданскому законодательству сделки действительны при соблюдении следующих обязательных условий:
– объект сделки не изъят из гражданского оборота;
– субъекты сделки дееспособны;
– форма сделки соответствует закону;
– в сделке отражена подлинная воля сторон;
– законность сделки;
– цель сделки не должна быть противной основам правопорядка и нравственности.

Исходя из п. 1 ст. 8 Закона о лизинге1 (далее – Закон) сублизинг – вид поднайма предмета лизинга, при котором лизингополучатель по договору лизинга передает третьим лицам (лизингополучателям по договору сублизинга) во владение и в пользование за плату и на срок в соответствии с условиями договора сублизинга имущество, полученное ранее от лизингодателя по договору лизинга и составляющее предмет лизинга.

12 декабря 2011 г. Управление по взаимодействию с общественностью и средствами массовой информации (совместно с Управлением публичного права и процесса) Высшего Арбитражного Суда опровергло материал, опубликованный в СМИ, о продлении срока давности по налоговым правонарушениям до четырех лет постановлением Президиума ВАС от 27.09.2011 № 4134/11. Как указало Управление, «указанное постановление Президиума не затрагивает вопрос о длительности срока давности. Вопрос, который обсуждался в рамках данного дела, – порядок исчисления этого срока, а именно момент начала течения срока давности. Следует заметить, что порядок исчисления сроков давности в налоговом праве фактически влияет на длительность сроков.

Товарный знак представляет собой охраняемое законом средство индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей. Исключительное право использования товарного знака принадлежит правообладателю, который может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование товарного знака. При этом закон запрещает  использование без разрешения правообладателя сходных с его товарным знаком обозначений в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Общеправовой критерий формальной определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы (формальной определенности закона), обусловленный природой нормативного регулирования в правовых системах, основанных на верховенстве права, непосредственно вытекает из закрепленных Конституцией РФ принципа юридического равенства и принципа верховенства Конституции РФ и основанных на ней федеральных законов. Неопределенность содержания правовых норм влечет неоднозначное их понимание и, следовательно, неоднозначное применение, создает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и ведет к произволу, а значит – к нарушению указанных конституционных принципов, реализация которых не может быть обеспечена без единообразного понимания и толкования правовой нормы всеми правоприменителями.

Как известно, Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»(1) (далее – Закон о банкротстве) преследует цель погашения задолженности должника перед кредитором. Вместе с тем, часто на практике размер требований кредиторов многократно превышает стоимость имущества должника. Невозможность получить долг в судебном порядке из-за нехватки имущества часто является результатом действий лиц, контролирующих должника.

Принятая 19 июня 2009 года Программа антикризисных мер Правительства Российской Федерации устанавливает, что «в целях стимулирования повышения энергоэффективности будет исключена практика взимания штрафов за «недобор» газа»(1). Негативная оценка практики штрафования организаций за недобор газа была высказана многими политиками; так, глава Министерства экономического развития Эльвира Набиуллина заявила: «Сейчас, когда на многих предприятиях падает производство, снижается потребление газа, электроэнергии, существуют штрафы за недопотребление, поскольку есть соответствующие заключенные договоры, и по объективным причинам, в связи с кризисом и падением производства, компания вынуждена платить штрафы»(2). Однако монополист рынка поставки газа и его аффинированные лица продолжают включать в договоры условие о неустойке за недобор газа.

Согласно результатам проведенного анализа по рассмотрению судебных, в том числе арбитражных дел, касающихся исков со стороны рыбоводных хозяйств, львиная доля из них затрагивает споры по вопросам водопользования. При этом в основной части по указанным делам арбитражными судами разных инстанций выносятся решения, основанные на реализации норм Водного кодекса РФ (1) (далее – ВК РФ) и Федерального закона «О рыболовстве и сохранении
водных биологических ресурсов».

Как известно, экономическая обоснованность использования лизинга предопределена тем, что выигрывают и производители основных средств, осваивающие посредством этого механизма новые рынки сбыта своей продукции, и производственный сектор бизнеса, постигающий новый эффективный способ оснащения производственных фондов, и банковская система, приобретающая реальные объемы денежных ресурсов. Активное применение в предпринимательской деятельности финансовой аренды является необходимым условием успешного экономического подъема, обновления основных средств производства, умножения капитала.

В условиях рыночной экономики эффективный контроль за соблюдением норм налогового и уголовного законодательства, своевременным и полным поступлением налогов в бюджет, пресечением правонарушений и преступлений в налоговой сфере, а также привлечением к ответственности приобретает особую актуальность.

В рамках статьи предлагается рассмотреть возможность использования в качестве одного из доказательств совершения налогового правонарушения объяснений должностных лиц организаций, полученных сотрудниками органов внутренних дел (далее – ОВД). Актуальность данной темы объясняется наличием различных подходов к разрешению данной ситуации и противоречивостью судебной арбитражной практики.

1 - 20 из 27
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец

Ранее просмотренные страницы

Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст
Ваша корзина пуста
Яндекс.Метрика